Случайный афоризм
Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать. Франсуа Рене де Шатобриан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1895 году родился(-лась) Сергей Александрович Есенин

В 1832 году скончался(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ак-крр... Они скоро вернутся?
     - Не знаю, благороднейший. Разве есть что-то спешное?
     - Нет. Наверное, нет. - Джахаджи повернулся к  туземному  офицеру:  -
Пусть их разыщут и вернут. - Писцу: - Издать указ о том, что  всем  земцам
запрещены контакты с представителями "Политехнической лиги".
     - Благороднейший! - другой земец, не бывший на страже в тронном  зале
(между полированными малахитовыми колоннами  по  всей  длине  зала  стояли
свободные от дежурства земцы), выступил на  середину.  Это  был  бородатый
старик с белыми волосами, спускающимися до  плеч,  но  держался  он  очень
прямо. Фалькейн видел его и на предыдущих аудиенциях - Гарри  Смит,  глава
фратрии и ее представитель при императоре. - Я протестую!
     В зале стало очень тихо. Тени  от  свечей  в  серебряных  канделябрах
таинственно колыхались, огни отражались на мраморе, мехах, богатых  темных
тканях. Из курильниц тянулся дымок благовоний.  Арфисты  в  дальнем  конце
зала прекратили играть.  Стоящие  перед  ними  роскошно  украшенные  часы,
казалось, затикали громче.
     Джахаджи окаменел на троне. Драгоценные глаза Зверя сверкали  так  же
зло, как и его собственные.
     - Что ты сказал? - выдохнул он.
     Стоя перед ним по-солдатски прямо, Смит решительно заговорил:
     - Благороднейший, мы, земцы из твоей  гвардии,  так  же  негодуем  по
поводу неповиновения Боберта Торна. Он больше не один  из  нас  (при  этих
словах женщина из гвардии бросила на старика более  свирепый  взгляд,  чем
того требовала ситуация). Позволь нам только двинуться на Рангакору, и  мы
докажем тебе, что фратрия земцев всегда  рядом  с  фратрией  деодакхов,  и
теперь не меньше, чем в годы правления Джахаджи I. Но ты не веришь нам. Ты
держишь нас без дела, ты следишь за  каждым  нашим  шагом,  ты  позволяешь
другим фратриям выполнять обязанности при дворе, которые  мы  выполняли  с
момента основания дворца. Мы перенесли это терпеливо, понимая, что  ты  не
можешь знать,  насколько  в  нас  силен  голос  крови.  Тем  не  менее  мы
недовольны. Люди в Железном Доме ворчат. Если ты открыто оскорбишь  их,  я
не отвечаю за последствия.
     На мгновение их взгляды скрестились. А  затем  Джахаджи  взглянул  на
своего главного мага.
     - Что скажешь ты, Гагаджир? - сердито спросил он.
     Выступивший вперед икрананкиец в одежде со знаком  магической  власти
не стал говорить об  очевидном  -  что  в  помещении  находятся  не  менее
пятидесяти вооруженных земцев, которые  немедленно  ответят  на  грубость,
проявленную по отношению к их вождю. Наоборот, он хрипло сказал:
     - Это дело не стоит твоего внимания, о,  благороднейший.  Всего  лишь
несколько гвардейцев  встречались  с  твоими  выдающимися  гостями.  Какая
разница, что они думают об этом?
     - Я говорю в твоих собственных интересах,  -  коротко  добавил  Гарри
Смит.
     Фалькейн решил, что видит выход.
     - Если будут продолжаться отговорки, то положение  станет  серьезнее,
не так ли? - сказал он. - Прими мое предложение, и мы  возьмем  Рангакору.
Откажи - и мы отправимся домой. Каково будет решение?
     - Кр-ррек! - император уступил. - Отменяю свой приказ, - обратился он
к Фалькейну. - Я не могу принять решение с  закрытыми  глазами,  мы  очень
мало знаем о вас. Даже с самыми добрыми намерениями вы можете  навлечь  на
нас злых духов. Из-за этого я и вызвал  тебя  сюда.  Объясни  свои  обряды
Гагаджиру, чтобы он смог оценить их.
     "Ох, нет", - простонал про себя Фалькейн.
     Тем не менее он нашел собеседование интересным. Его раньше  удивляло,
казалось бы, абсолютное отсутствие религии  у  туземцев,  но  Фалькейн  не
решался спросить об этом у Гудженджи. Он не мог расспрашивать и Гагаджира,
пункт за пунктом проявлять невежество было так же опасно, как и  сохранять
его,  -  но  некоторую  информацию  он  все  же  собрал  косвенным  путем.
Утверждая, не всегда искренне, что он не  все  понял,  Фалькейн  осторожно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.