Случайный афоризм
Настоящее наследие писателя - это его секреты, его мучительные и невысказанные провалы; закваска стыда - вот залог его творческой силы. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

он остановился у входа в кают-компанию, напрягся и поправил очки.
     - Значит, вы на самом деле дали ей убежище! - прохрипел он.
     Стефа схватилась за саблю.
     - Нет, нет, - возмутился Адзель, кладя  ей  на  руку  свои  неодолимо
сильные пальцы. - Разве хорошо так делать?
     - Садитесь, благороднейший, - сказал Фалькейн. - Хотите выпить?
     Гудженджи  принял  приглашение  выпить  шотландского  виски  с  явным
оживлением. В этом отношении икрананкийцы похожи на людей.
     - Я считал, что вы пришли, как друзья, - заявил он.  -  Надеюсь,  это
происшествие получит удовлетворительное разъяснение.
     - Конечно, - сказал  Фалькейн  более  сердечно,  чем  на  самом  деле
чувствовал. - Мы увидели, что эту женщину моей расы преследуют незнакомцы,
которые, как мы считали, были разбойниками. Естественно, мы  предположили,
что она с моей планеты.
     Чи выпустила кольцо дыма и добавила шелковым голосом:
     - Тем более что вы, благороднейший, никогда не упоминали, что на этой
планете существуют поселения людей.
     - Ак-крр, -  прокашлялся  Гудженджи.  -  Мне  нужно  было  так  много
объяснить вам...
     - Но вы, несомненно, понимали,  что  это  нас  заинтересовало  бы,  -
настаивала Чи.
     - ...для вашей собственной пользы...
     - ...благороднейший, мы огорчены и обижены...
     - ...это всего лишь особая фратрия солдат...
     -  Очень  важная  для  империи,  с  которой  мы   хотели   торговать,
основываясь на взаимном доверии.
     - ...она нарушила приказ императора...
     - Какой приказ? Мы что, изолированы?  О  благороднейший,  это  второе
прискорбнейшее открытие. Мы начинаем  сомневаться,  можно  ли  вообще  вам
верить. Возможно, наше присутствие нежелательно? Мы можем  и  улететь,  вы
знаете. Мы никому не хотим навязываться и навязывать наши товары.
     - Нет, нет! - Гудженджи  уже  убедился  в  достоинствах  предлагаемых
образцов товаров, начиная  с  синтетических  тканей  и  кончая  химическим
огнестрельным орудием. Каждый раз, думая об оружии, он тяжело дышал. - Это
просто...
     - Если быть откровенными, - сказала Чи, - наше  отсутствие  не  может
быть долгим. Мы расскажем дома об этих земцах, и наши люди позаботятся  об
отправке их на планету с более  подходящим  климатом.  Нашим  владыкам  на
Земле не понравится, что Катандаран хранил  в  тайне  информацию  об  этих
бедных земцах. Быть  может,  с  ними  плохо  обращаются?  Боюсь,  что  это
произведет на Земле плохое впечатление.
     Фалькейн слишком сосредоточился на попытке сдержать смех, чтобы вволю
насладиться зрелищем  поражения  Гудженджи.  Он  и  не  думал  серьезно  о
возвращении земцев: это подняло  бы  стоимость  экспедиции  до  Андромеды.
Придется хранить неожиданное открытие в тайне.
     Может быть?.. Нет. Он взглянул на Стефу, сидящую на краю стула, гордо
выпрямившись. Свет играл в серых глазах и  в  рыжих  волосах,  подчеркивал
округлость ее тела. Он не предавал девушку своим молчанием:  это  было  бы
бесполезно. Как только торговцы  начнут  прибывать  сюда,  они  все  равно
узнают  обо  всем,  и  какой-нибудь  разговорчивый   ублюдок   обязательно
проболтается.
     Гудженджи дрожащей рукой поправил  очки,  извлек  какой-то  листок  и
уставился в него.
     - Я должен известить императора, - сказал он. - В самом деле  должен.
Но...  в  сложившихся   условиях...   возможно,   мы   сможем   прийти   к
взаимопониманию.
     - Надеюсь на это, - заявил Адзель.
     - Дело в том,  -  объяснил  Гудженджи,  -  что  незадолго  до  вашего
прибытия... ак-крр... возникла  неприятная  ситуация.  Император  завоевал
Субхардат,  -  в  катандаранском  языке  не  было  неискренних  слов  типа

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.