Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Дрогс осторожно переступая восемью ногами, перенес через кабину  свое
трехметровое зеленое тело. В массивных трехпалых ладонях он держал карты.
     - Да...  Вот  королевство  Тунсба  и  столица...  как  бишь  ее  там?
Вайнабог. Надеюсь, наша дичь все еще там. Тимал  клялся,  что  не  спугнул
Варриса. - Дрогс вздохнул. - Я теперь должен буду минимум  час  потратить,
чтобы найти в телескоп это проклятое место. А ты усядешься  бездельничать,
размышляя о приятном... Совсем как моя жена на яйце.
     - Единственная мечта у меня сейчас - вдруг отменят Главную Директиву.
     - Никаких шансов... - проговорил Дрогс. - Никаких, пока лидером  Лиги
не станет менее кровожадная раса, чем твоя.
     -  Менее?!  Ты,  наверное,  хотел  сказать  "более"?  "Ни  при  каких
обстоятельствах Патрульный не может убить разумное существо..." Не дай Бог
нарушить сие... - Алак изобразил на  лице  ужас.  -  И  ты  называешь  нас
кровожадными?
     - Конечно. Чтобы  пойти  на  такую  крайность,  у  расы  должно  быть
довольно кровавое прошлое... И только вид, от природы  свирепый,  способен
сделать благую заповедь величайшим секретом, блефуя  угрозой  всепланетной
резни, чтобы добиться своей цели. Галматианин догоняет фарстака  в  родных
лесах, прыгает ему на спину и ест, пока тот еще бежит... Но он не способен
вообразить хладнокровную стерилизацию целого мира с единственной  целью  -
удержаться от убийства, тем более справедливого при самозащите.
     Гусеницеобразное тело Дрогса изогнулось над телескопом.
     - Изыди, Сатана... И не приставай. - Алак  угрюмо  вернулся  к  своим
мыслям. Его мозг под гипнозом был  напичкан  всей  информацией  о  Тунсбе,
которую  собрали  три  поколения  торговцев.  Ни  один  факт  не  выглядел
обнадеживающим.
     Король был... ну, если  не  абсолютным  монархом,  то  почти  таковым
просто  потому,  что  над  обществом  ставил  его  закон.  Подобно  прочим
воинственным варварам, тунсбанцы питали полурелигиозное уважение  к  букве
закона, хотя не всегда к его духу. Патрулю мешали два пункта  Кодекса:  а)
король не выдает верного слугу врагу, а сражается за него до самой смерти;
б) если король сражается, то сражается и все мужское  население,  невзирая
на угрозу собственной гибели, а также жен и детей. Смерть лучше бесчестья!
Религия, которую они исповедуют довольно пылко, обещает  роскошные  небеса
всем павшим за правое дело и, соответственно, ужасный ад  для  нарушителей
закона. Церковь была довольно мощной организацией, и набожность  подданных
не мешала конфликтам между нею и троном. Может, подумал  Алак,  что-нибудь
удастся сделать через духовенство?
     Торговцы извне, изредка прилетающие обменять  различные  промышленные
товары на меха и пряности Планеты Руфина, почти  не  повлияли  на  местную
культуру. Возможно, их вмешательство  стало  причиной  нескольких  войн  и
породило пару-другую ересей, но в целом туземцы  довольствовались  образом
жизни  своих  отцов.  Основной  эффект  торговли  состоял  в  исчезновении
сверхъестественного ужаса перед пришельцами, которые были могучими, но все
знали, что они смертны. Алак сомневался, что даже целый флот  Патруля  мог
заставить тунсбанцев уступить  в  таком  щекотливом  вопросе,  как  выдача
Варриса.
     - Чего я не могу понять, - сказал Дрогс, - почему нам нельзя  махнуть
вниз и накрыть город облаком усыпляющего газа.
     Патрульный корабль был отправлен  с  такой  поспешностью,  что  Дрогс
успел получить только самый минимум информации о происходящем; а по дороге
сюда он по обыкновению своего вида аккумулировал энергию - его тело  могло
запасать впрок много дней сна.
     Свободная рука Дрогса обвела широким жестом флиттер. Этот корабль был
невелик, но хорошо экипирован:  не  только  оружием  -  для  блефа,  но  и
собственными мастерской и лабораторией.
     -  Различия  в  метаболизме,  -  ответил  Алак.  -  Любой  анестетик,
известный нам, ядовит для них, а аналогичные их  вещества  убьют  Варриса.
Парализующие лучи также не годятся - ультразвук взболтает  мозг  руфианца,
словно яйцо. Мне кажется, Варрис выбрал Планету  Руфина  в  качестве  норы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.