Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

с дороги, когда большое тело упало на землю.
     Дворяне кричали. Король Морлак ревел. Мастер Смерти  кинулся  вперед,
оттолкнув Алака в сторону.
     - По закону нельзя наносить удар упавшему, - сказал он.
     - Уверяю вас... у меня... не было такого намерения... - Алак  сел  на
землю и позволил планете вращаться вокруг.
     Аббат Гулманан и монахи наклонились над телом Варриса,  исследуя  его
опытными  пальцами.  Вскоре  старый  священник  поднял  голову  и   сказал
негромким голосом, который тем не менее, перекрыл гул толпы:
     - Рана не смертельная, он будет вполне здоров завтра утром. Возможно,
он просто упал в обморок.
     - Из-за нескольких царапин?  -  рявкнул  Морлак.  -  Мастер,  проверь
оружие этого рыжеволосого еретика! Я подозреваю яд!
     Алак опустил кнопку и протянул  шпагу.  Пока  ее  проверяли,  Варриса
унесли внутрь аббатства и ворота закрылись.  Мастер  Смерти  осмотрел  обе
шпаги, поклонился коротко и произнес озадаченным тоном:
     - Признаков яда нет, милорд. И к тому же сэр  Варрис  первым  выбирал
оружие... они обе одинаковые,  насколько  я  вижу...  и  разве  не  сказал
священник, что ранение не серьезное?
     Алак встал, покачнувшись.
     - Ничего особенного, просто  он  встретил  достойного  противника,  -
проговорил он. - Я победил честно. Разрешите мне  удалиться  и  перевязать
раны... встретимся утром...
     Он с трудом добрался до корабля,  и  Дрогс  выдал  ему  заготовленную
бутылку шотландского.


     Утром Алаку пришлось напрячь всю свою силу  воли,  чтобы  попасть  во
дворец ко времени сбора двора. Не то, чтобы он ослабел,  просто  тунсбанцы
начинали свой день  ужасно  рано,  и  он  не  мог  знать,  когда  наступит
критический момент его плана.
     Его встретили  сдержанно.  С  одной  стороны,  знать  питала  к  нему
уважение за победу над великим сэром Варрисом - по крайней мере, в  первом
раунде, с другой - имелось определенное сомнение в честности подвига.
     Король Морлак угрюмо поздоровался с  Алаком,  не  проявляя,  впрочем,
открытой враждебности. Должно быть, ждал заключения врачей.
     Алак нашел доброжелательного собеседника и коротал время, обмениваясь
сальными шуточками. Просто удивительно, насколько  совпадали  классические
образцы устного творчества в этой области среди млекопитающих видов. Хотя,
скорее, здесь проявлялся параллелизм великих умов,  нежели  доказательство
существования доисторической Галактической Империи.
     Почти перед самым полуднем появился аббат Гулманан. За ним  следовали
несколько монахов в капюшонах и - что было необычно - с оружием  в  руках.
Между ними шел один невооруженный монах. Священник подошел к королю,  и  в
зале воцарилась тишина.
     - Ну, - резким тоном потребовал Морлак, - что привело тебя сюда?
     - Я решил, что лучше будет, если я  лично  доложу  об  исходе  дуэли,
милорд, - сказал Гулманан. - Это... удивительно...
     - Ты хочешь сказать, что сэр Варрис мертв?
     Глаза Морлака засверкали. Король  не  мог  вызвать  на  дуэль  своего
гостя, но нетрудно было сделать так, чтобы  кто-нибудь  из  его  подданных
оскорбил Винга Алака...
     - Нет, милорд, сэр Варрис в добром здравии, его  раны  незначительны.
Но... Величие Создателя коснулось его... -  аббат  сделал  набожный  жест.
Посмотрев на Алака, он на мгновение опустил одно веко.
     - Что ты имеешь в виду? - Морлак напрягся и сжал руками меч,  лежащий
на коленях.
     -  Только  это.  Когда  он  пришел  в  сознание,  я   предложил   ему
исповедоваться, как всегда предлагаю раненым. Я говорил о  достоинствах  и
святости жизни,  посвященной  Храму.  Наполовину  всерьез  я  упомянул  об

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.