Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                              Пол АНДЕРСОН

                               БЫТЬ ТРУСОМ




     Преследуемый корабль делал  скачки  в  подпространстве  с  абсолютным
презрением  к  окрестным  звездам  и  пылевым   туманностям.   За   кормой
патрульного крейсера осталось уже больше десяти световых лет погони, когда
цель вдруг исчезла с экранов следящих систем.
     Организованный поиск не дал результатов, впрочем, он не был настолько
отчаянным, как того требовала ситуация. Лига объединяла  миллион  культур;
под ее протекторатом находились еще несколько миллионов цивилизаций,  пока
слишком отсталых, чтобы стать полноправными членами;  каждая,  даже  очень
маленькая планета - это такая уйма гор, равнин, долин,  океанов,  городов,
ледников и пустынь, что бессмысленно их обыскивать - метр за  метром  -  в
надежде  найти  одного  единственного  человека.  Патрулю  было   известно
немного: искомый корабль имеет дальность полета  без  дозаправки  примерно
три сотни парсеков, но в то же время, он не  заправлялся  ни  в  одном  из
официальных портов сферы этого радиуса.
     Патруль предложил  большую  награду  за  информацию,  могущую  помочь
арестовать беглеца: некоего Самела Варриса,  человека  с  планеты  Кальдон
(номер такой-то в Каталоге Пилота), обвиняемого  в  преступном  разжигании
войны. Объявление было распространено как можно шире. Всем агентам патруля
предписывалось  смотреть  во  все  глаза,  держать  наготове  щупальца   и
телепатические  органы,  но  ни  в  коем  случае  не  упустить   человека,
способного миллиарды живых существ превратить в радиоактивный газ.  Сделав
так, Патруль стал ждать.
     Прошел год.
     Первые вести об исчезнувшем преступнике принес  некий  Джакор  Тимал,
капитан торгового корабля "Ганаш", промышлявшего  в  периферийных  районах
Спирального Скопления. Капитан видел Варриса и даже  с  ним  разговаривал.
Никаких сомнений. Одна загвоздка: Варрис нашел убежище у короля  Тунсбы  -
варварской страны в южном полушарии мало кому в Галактике известного  мира
Планеты Руфина. Он  получил  гражданство  и  принял  присягу  королевского
гвардейца. Верность между хозяином и слугой - главный элемент  тунсбанской
морали. Король никогда не выдаст Варриса.
     Конечно, топоры и стрелы немного стоят  против  излучателей.  И  хотя
Варриса вряд ли удастся взять живым, его  можно  будет  убить,  принеся  в
жертву несколько тунсбанцев.
     Ничего особенного. Для Патруля это будет нетрудно...
     Изложив свой план действий, довольный собой  капитан  Тимал  принялся
ждать ответа и обещанных денег.


     Винг Алак  подвел  флиттер  поближе  к  планете.  Корабль  висел  над
облачным великолепием на  фоне  холодного  сияния  звезд  Скопления.  Алак
мрачно вслушивался в шорохи  работающей  аппаратуры,  ожидая,  пока  Дрогс
замерит атмосферные параметры.
     -  Вполне  сносно,  -  наконец  произнес  галматианин.  Его   антенны
озадаченно приподнялись над круглым выпуклым лицом  с  маленькими  черными
глазками. - Зачем  ты  тратишь  время  на  проверку?  Планета  занесена  в
Каталог.
     - У меня ужасно подозрительный склад ума. К тому же, очень мрачный, -
ответил Алак.
     Он был худощав, среднего роста, с очень белой кожей,  сочетающейся  с
ярко-рыжими волосами. Форма  сидела  на  нем  щегольски,  на  самой  грани
нарушения Устава.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.