Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

а к Сталину спиной. И вот Сталину  очень  понадобились  командиры  высшего
ранга. Много командиров! Вот почему тюремные вагоны спешат в  Москву.  Тут
бывших  командиров,  прошедших  ГУЛАГ,  вежливо  встречают   на   Лубянке,
объясняют, что произошла ошибка. Уголовное  дело  прекращается,  судимость
снимается. Командиры спешат в Сочи, а оттуда - под боевые знамена.
     Не каждому командиру одинаковое почтение.  Некоторым  -  генеральские
звания.  Среди  них  генерал-майор  К.  К.  Рокоссовский,  будущий  Маршал
Советского Союза. Но большинство выпущенных из тюрем  так  и  остаются  со
своими старыми воинскими званиями: комбриги,  комдивы,  комкоры.  Странное
создалось в Красной Армии положение: существуют  параллельно  две  системы
воинских  званий  для  высшего  командного  состава,  две  системы  знаков
отличия, две разные  формы  одежды.  Одни  командиры  ходят  горделиво  со
звездами, с красными лампасами (в армии это называется полосатые штаны), в
нарядных парадных мундирах, другие, делая ту  же  работу,  носят  скромные
ромбики.
     У Мельгунова описан и документально подтвержден  прием,  используемый
чекистами в Киеве во времена Красного террора. Не отвечающего  на  вопросы
чекисты без лишних  слов  клали  в  гроб  и  зарывали  в  землю.  А  потом
откапывали. И продолжали допрос.
     В принципе, "в предвоенный период" Сталин делает то же самое: в  годы
Великой чистки тысячи командиров попали в ГУЛАГ, некоторые  из  них  имеют
смертные приговоры, другие имеют длительные сроки и отбывают их на Колыме.
По многим свидетельствам (например,  "Колымские  рассказы"  В.  Шаламова),
жизнь тут совсем не лучший вариант в сравнении с расстрелом. И вот  людей,
уже  простившихся  с  жизнью,  везут  в  мягких  вагонах,  откармливают  в
номенклатурных  санаториях,  дают  в  руки  былую  власть  и  "возможность
искупить вину". Звания генеральского не присваивают (т. е. не дают никаких
гарантий вообще) - командуй, а там посмотрим... Можем  ли  мы  представить
себе, как все эти комбриги и комдивы рвутся в дело? В настоящее дело!
     Попробуйте невинного приговорить к смерти, а потом дайте ему  работу,
за выполнение которой последует прощение и восстановление на былой высоте.
Как вы думаете, постарается он выполнить работу?
     Сталинский расчет точен.  Многие  из  освобожденных  служили  Сталину
верой и правдой, рвались в бой и своими  делами  и  кровью  доказали,  что
доверия  достойны.  Среди  них  комдив  Г.  А.  Ворожейкин,   поставленный
командовать авиацией 21-й армии Второго  стратегического  эшелона.  Уже  в
первых боях отличился и в июле 1941  года  получил  звание  генерал-майора
авиации. В августе он - начальник штаба ВВС Красной Армии. Получая  каждый
год новое звание, в 1944 году он стал маршалом.
     Комбриг А. В.  Горбатов,  выпущенный  в  марте  1941  года,  получает
должность заместителя  командира  25-го  стрелкового  корпуса  19-й  армии
Второго стратегического эшелона. Он поднимается до звания генерала армии и
до должности командующего воздушно-десантными войсками Советской Армии.
     Вот как он  описывает  свое  освобождение:  "Жена  побывала  в  НКВД,
прилетела оттуда, как на крыльях, рассказала, что ее очень хорошо приняли,
говорили вежливо, интересовались, как она живет,  не  надо  ли  ей  помочь
деньгами...
     ...В ночь на 5 марта 1941  года,  в  два  часа,  на  легковой  машине
следователь доставил меня на Комсомольскую площадь к моим  знакомым.  Сдав
меня, вежливо распрощался:
     -  Вот  мой  телефон.  Если  что,  звоните  ко  мне  в  любое  время.
Рассчитывайте на мою помощь.
     Как реликвию, я взял с собой мешок с заплатами, галоши и черные,  как
смоль, куски сахара и сушки, которые хранил  на  случай  болезни"  (А.  В.
Горбатов. Годы войны. С. 168-169).
     Сравнение с закапыванием в гробу и откапыванием - не моя идея. Это  я
у генерала армии Горбатова  позаимствовал:  "Пятое  марта  я  считаю  днем
своего второго рождения".
     Комбрига Горбатова выпустили (как и многих других),  точно  рассчитав
время: месяц отпуска в санатории, прием дел, а тут  и  время  -  Сообщение

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.