Случайный афоризм
В литературе всякий ценен не сам по себе, а лишь в своем взаимоотношении с целым. Фридрих Энгельс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нечего  было  бы  наблюдать.  Сотрудникам  Полюса  это  блестяще  удалось.
Непонятно только зачем? И тут мне бросилась в глаза другая странность. Все
телескопы наблюдали одну и ту же точку - на пультах  всех  четырех  систем
стояли одинаковые координаты с точностью до всех возможных знаков. Сначала
это меня успокоило - все же одну такую область найти  легче,  чем  четыре.
Но, с другой стороны, если в этом направлении ровно ничего нет,  то  зачем
его исследовать с такой тщательностью?
     Любопытно... Сколько же времени длится  это  странное  наблюдение?  Я
пустил назад тайм-индекс, и оказалось,  что  цель  была  принята  вчера  в
11:47. Число было знакомым. Именно в это время началась пробная  передача,
которая закончилась взрывом!
     Интересно  узнать,  в  каком  направлении  велась  передача.  И  если
координаты совпадут... Странная была передача.  Недаром  комиссия  в  лице
Борзова заинтересовалась обсерваторией, хотя здесь ничего не взрывалось.
     Борзов, наконец, перестал бормотать и вылез из кокона.
     - Ну что? - спросил я не без ехидства.
     - Хотел бы я знать, - задумчиво протянул Борзов. - То есть,  я  хотел
сказать, Леонид Афанасьевич, что это прекрасные телескопы.
     - Я думаю! Они наблюдают ничто...
     - А, вы обратили внимание?
     - И заметил также, что наблюдение ведется за одной областью и  начато
одновременно со вчерашней передачей. Вероятно, и передача  велась  в  этом
направлении?
     - Так и есть. Созвездие Дракона.
     - Почему?
     - Штатная программа, - Борзов пожал плечами. - Великая вещь - штатная
программа. Положено - и все. Наверняка Борзов задает себе те  же  вопросы,
что и я: если по программе и положено наблюдать за областью,  куда  послан
сигнал, то зачем делать это  одновременно  с  началом  передачи?  Скорость
света не бесконечна, и даже ускоренный генераторами Кедрина свет не  может
мчаться быстрее, чем триста  миллиардов  километров  в  секунду.  Ответ  с
межзвездных расстояний может быть получен не раньше, чем  через  несколько
дней. Разве что с межпланетных...
     - Так что  говорит  фантастика  об  исчезновении  гениев?  -  спросил
Борзов, когда мы шли из обсерватории к "Конусу". Не дождавшись ответа,  он
продолжал:
     - Речь не просто о том, что перевелись гении. Их  и  во  все  времена
было один-два на поколение. Появление гения - дело случая. А есть  события
не случайные. Вы слушаете меня? Сейчас многие науки переживают кризис.  Вы
можете вспомнить крупное физическое открытие за полвека?
     - Единая теория поля, - сказал я. -  И  еще  открытие  метастабильных
взаимодействий.
     - Не то, - Борзов,  шедший  впереди,  остановился,  и  я  по  инерции
налетел на него, мы стояли в  пустом  на  сотни  метров  коридоре,  Борзов
говорил, от возбуждения глотая слова. -  Единая  теория  как  создавалась?
Постепенно.  Понимаете?  Шестов   только   довел.   Уверяю   вас,   Леонид
Афанасьевич, открытий в  последнее  время  заметно  поубавилось.  И  число
ученых тоже. В биологии такая же картина. После работ  Шаповала...  Знаете
работы Шаповала? После них не было ничего существенного.  Вы  слушаете?  И
так во всех науках. В природе масса непонятного, но и никаким усилиям  это
непонятное не поддается. Гении нужны. Гении! А их нет. Понимаете? Говорят,
что если открытие назрело,  то  оно  совершается.  В  любой  науке  сейчас
назрели десятки открытий. А где они?
     Он опять припустил по  коридору,  и  я  за  ним,  давно  уже  потеряв
ориентацию. Перед нами загорелось табло "Конус", и из тени пробкой вылетел
робот. Небольшой шар с окошками линз облетел нас и проскрежетал:
     - Опасная зона. Проход нежелателен.
     - Ах ты, - сказал Борзов. - Совсем забыл...
     Он вытянул руку, робот коснулся ладони,  сверкнул  зеленым  глазом  и
подкатился ко мне. Я повторил жест Борзова, но ответом был красный сигнал,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.