Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                П.АМНУЭЛЬ

                                ПОХИЩЕННЫЕ




     - И я бы не хотел оказаться там именно в этот момент,  -  сказал  Ури
Бен-Дор, на что его собеседник Ави Авнери отреагировал пожатием плеч:
     - Можно подумать, - сказал он, - что тебя кто-то заставляет.
     Разговор происходил в кабинете  Бен-Дора,  председателя  Израильского
общества уфологов. Гость и собеседник Бен-Дора, член  кнессета  Авнери,  в
пришельцев не  верил,  а  историю,  рассказанную  приятелем,  воспринял  с
обычным своим юмором,  многократно  помогавши  ему  с  честь  выходить  из
нелепых парламентских перепалок.
     - Но что-то  ведь  делать  надо,  -  продолжал  Бен-Дор,  не  обращая
внимания на иронию приятеля.
     - Завтра,  -  сказал  Авнери,  -  я  после  обеда  предложу  кнессету
законопроект спасения населения Франции. Между четырьмя и пятью часами.  Я
обратил внимание: за последние два года не заблокировали  ни  один  закон,
который  был  предложен  в  это  время.  Видимо,  после   обеда   организм
расслабляется...
     - А может, и не нужно ничего предпринимать, - рассуждал Бен-Дор. -  В
конце концов, что нам Франция? Французы даже не поддержали нас в конфликте
с Раджаби!
     - Верно! - подхватил Авнери. -  Вот  пусть  и  катятся.  А  Париж  мы
заселим, за этим дело не станет.
     - Решено, - принял, наконец,  решение  Бен-Дор.  -  Немедленно  звоню
Джиму Рочестеру.
     - Решено, -  принял  решение  и  Авнери.  -  Назову  законопроект  "О
заселении пустующих земель на территории бывшей Франции".


     Для Ури Бен-Дора уфология была, естественно, хобби, поскольку прожить
в Израиле, исследуя летающие  тарелочки,  мог  только  миллионер,  каковым
Бен-Дор никогда не был. В свои тридцать восемь он работал в Статистическом
управлении, недавно развелся  во  второй  раз  и  выплачивал  обеим  женам
алименты, оставляя себе на  жизнь  ровно  столько,  чтобы  соответствовать
известному сохнутовскому тезису о том, что никто в Израиле еще не умер  от
голода.
     Уфология -  наука,  конечно,  безбрежная,  как  безбрежна  Вселенная.
Будучи председателем Уфологического общества, Ури знал об НЛО  все,  всему
верил, и целью своей жизни  положил  обнаружение  хотя  бы  одного  живого
пришельца на территории Израиля. Проблема заключалась в том, что  сам  Ури
ни разу не видел не только корабля инопланетян, но  даже  самую  захудалую
тарелку. Единственный случай, который  и  привлек  Ури  в  ряды  уфологов,
произошел с ним двадцать лет назад и,  как  потом  оказалось,  не  имел  к
пришельцам никакого отношения. Однажды, выйдя вечером из своей квартиры  в
Рамат-а-Шароне, Ури, тогда еще ученик последнего класса школы, увидел  над
головой ярко освещенный круг, от которого отходили тонкие лучи света.
     - Ух ты! - только и смог сказать Ури, глядя на  "корабль  пришельцев"
остановившимся взглядом. Так он и стоял минуты три,  успев  за  это  время
дать себе железное слово посвятить  жизнь  исследованию  феномена  НЛО.  И
только после того, как клятва была мысленно произнесена,  Ури  понял,  что
смотрит на обычный уличный фонарь. Еще вчера на этом месте ничего не было,
вот он и ошибся. Только и всего. Но слово было дано.
     Впрочем, конечно, не только поэтому Ури занялся  поиском  и  анализом
информации о  неопознанных  объектах.  Психоаналитик  смог  бы  назвать  в
качестве причины еще и комплексы, возникшие в детстве, когда  мать  трижды

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.