Случайный афоризм
Писать - всё равно что добывать жемчуг, а публиковать написанное - всё равно что метать его перед свиньями. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ах, - сказал я, - как это Нострадамус так подкачал? Предсказал мир,
который не мог возникнуть даже в качестве альтернативы.
     - Все же, Песах, - с сожалением сказал господин Штарк, - ты  оказался
глупее, чем я думал.
     Что я должен был сделать, как  по-вашему?  Я,  естественно,  встал  и
пошел открывать дверь. В конце концов,  пословица  гласит,  что  незванный
гость хуже татарина. Правда, это русская пословица, и господин  Штарк  мог
ее не знать. Наверно, только по этой причине он не сдвинулся с места.


     Оказывается, господин Штарк все обдумал еще до прихода  ко  мне.  Он,
видите ли, был с детства человеком увлекающимся и безмерно верящим  в  то,
чем увлекался. Книга "Мир глазами Нострадамуса"  попалась  ему  на  глаза,
когда он готовился на аттестат зрелости. Можно  подумать,  что  прежде  он
никогда не слышал о пророках  -  в  одном  только  Танахе  их  достаточно.
Почему-то  свои,  иудейские  пророки  на   него   не   произвели   особого
впечатления. Ну конечно, жили они в библейские времена  и  пророчествовали
от  имени  Творца,  да  еще  и   выражались   весьма   отвлеченно   и   на
общефилософские темы. А Нострадамус был, во-первых,  точен  в  обозначении
дат, во-вторых, предсказывал не только политические интриги, но и  научные
открытия,  что,  естественно,  повышало  степень  доверия  к  пророку.  Но
главное, он ведь, как  и  библейские  пророки,  был  евреем.  Отступником,
конечно, но это личное его дело. Пророк  имеет  право  быть  таким,  каким
хочет. Всему остальному миру это не позволено.
     Через час я уже знал биографию Соломона  Штарка  не  хуже,  чем  свою
собственную. Аттестат зрелости он так и не  получил,  потому  что  увлекся
пророчествами Магистра. По той же причине он не женился, хотя был  влюблен
в некую Далию, отвечавшую ему взаимностью.
     Далия  сбежала  от  Соломона,   когда   поняла,   что   интерпретация
восемьдесят шестого катрена для ее любимого  важнее,  чем  их  предстоящая
хупа. Соломон только вздохнул  и  начал  искать  у  Магистра  предсказание
именно этого поступка.
     Настоящие пророки  не  ошибаются  никогда.  Значит,  Генрих,  будущий
французский властитель,  освободитель  западного  мира  от  мусульманского
нашествия, обязан был родиться в 1972 году, как и предсказал  Нострадамус.
Поскольку этого не случилось, должна существовать в мире  сила,  способная
исправить ошибку природы. Естественно, такой силой  Соломон  Шварц  считал
себя.


     План был простым, из чего вовсе не следовало,  что  он  гениален.  Мы
должны были объявиться в Париже за несколько дней до начала  авиасалона  и
убедить Жаннетт Плассон уехать на неделю к родственникам. Наверняка есть у
нее родственники где-нибудь в солнечной Ницце. Или туманном Гавре. Я нужен
был Соломону для страховки. Если Жаннетт наотрез откажется покинуть Париж,
ее надлежит попросту похитить и продержать  взаперти  вплоть  до  момента,
когда по радио объявят о катастрофе Ту-144.
     Он мог, конечно, просто заплатить какому-нибудь крепкому мужчине,  не
отягощенному  комплексами.  Но  комплексы  оказались  у  самого  Соломона.
Решившись на изменение истории, он не хотел нелепых случайностей,  которые
могли бы сорвать все дело, и потому в прошлом ему нужен  был  историк.  Он
выбрал меня только потому, что регулярно читал мои очерки в  приложении  к
газете "Время".
     Оба мы, конечно, понимали, что, украв Жаннетт, мы ничего не изменим в
нашем собственном мире, а лишь создадим  альтернативный  -  именно  там  и
родится пресловутый Генрих, героические подвиги которого  прозрел  великий
Магистр.
     У Соломона, впрочем, была одна идея, о которой  я  не  подозревал.  К
сожалению, я не телепат.
     Мы  запрограммировали  Смеситель  истории  и  отправились   с   таким

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.