Случайный афоризм
У многих людей сочинение стихов - это болезнь роста ума. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Это отговорка неучей, - отрезал господин Штарк.  -  Пророки  всегда
отличались абсолютной  точностью.  Иначе  они  были  бы  не  пророками,  а
фантастами.
     - Спасибо за комплимент, - буркнул я, соображая, как  бы  выпроводить
посетителя без вреда для здоровья и мебели.
     - Все,  что  предсказал  Магистр  до  рождения  Генриха,  сбылось.  И
Французская революция, и век пара, и марксизм с ленинизмом, и  образование
коммунистического государства, и его распад через семьдесят четыре года, и
рождение Израиля, и мировые  войны,  Гитлер  и  Мао,  я  уж  не  говорю  о
Сталине... Генрих просто не мог не  родиться,  он  не  мог  не  возглавить
Францию в 1999 году.
     - Не повезло, - сказал я. - Его потенциальная  мать  вышла  замуж  за
другого. Ты же знаешь француженок, они такие ветреные, да  и  Нострадамуса
не читают...
     - Нечего иронизировать, -  печально  сказал  господин  Штарк.  -  Вся
история идет наперекосяк, а историку Песаху Амнуэлю на это плевать.
     - Историк описывает то, что произошло на самом деле,  а  не  то,  что
могло бы произойти, если бы сбылось чье-то пророчество.
     - Все, о чем  писал  Магистр,  произошло  на  самом  деле,  -  сказал
господин Штарк.
     - Возможно, - сказал я, - но не в нашем мире.


     И лишь произнеся эти слова, я понял, чего добивался посетитель.
     - Так, - сказал я, взяв в руки книгу катренов и перечитывая тот,  что
был отмечен желтой полосой, - ты хочешь сказать,  что  примерно  в  тысяча
девятьсот  семидесятом  году  произошло  событие,  которое  сместило  нашу
историю на альтернативную мировую линию. Ведь именно в семидесятом  должен
был родиться Генрих, верно?
     - Ну вот, - удовлетворенно сказал  господин  Штарк,  -  ты,  наконец,
понял. Он произнес это таким тоном, будто был убежден, что средний историк
в состоянии понять только азбучные истины.
     - А что  такого  произошло  в  семидесятом?  -  задумчиво  сказал  я,
перебирая в памяти события того времени. - Ранние годы застоя в СССР.  США
увязли во Вьетнаме. Франция переживает период политической нестабильности.
В Германии... Но Германия нас ведь не интересует...
     - Франция, - сказал господин Штарк. - И узнать это можно только одним
способом.
     - Ну да, -  кивнул  я,  -  воспользоваться  Смесителем  истории.  Но,
господин Штарк, почему ты пришел  ко  мне?  Смесители  продаются  во  всех
салонах фирмы "А-зман а-зе", и если ты еще не приобрел эту штуку...
     - Приобрел, - сказал господин Штарк, - и я не настолько туп, чтобы не
воспользоваться Смесителем и не узнать истину. Разумеется,  я  был  в  том
времени. В семьдесят втором,  а  не  в  семидесятом,  если  на  то  пошло.
Трагическая  случайность.  Даже  Магистр  мог  этого  не  учесть.  В  июне
семьдесят второго на авиасалоне в Бурже произошла катастрофа  -  советский
Ту-144 потерял управление и врезался в дом. Погиб  экипаж,  там  был  даже
замминистра. Об этом писали. А о  том,  что  в  разрушенном  доме  погибла
молодая женщина по имени Жаннетт Плассон, не писал никто.
     - Ты хочешь сказать...
     - Она находилась на восьмом месяце. Если бы катастрофы не  произошло,
или если бы салон состоялся месяцем позже,  Жаннетт  родила  бы  мальчика,
который через двадцать семь лет изменил бы лицо мира.
     - А как насчет альтернатив? - спросил я.
     - А никак, - пожал плечами господин Штарк. - Гибель  самолета  -  это
ведь не результат чьего-то сознательного выбора. Если бы пилот хотя бы  на
мгновение задумался - влепить машину в дом или спокойно завершить полет, -
обе альтернативные возможности были бы осуществлены физически. Но  процесс
от выбора человека не зависел. И альтернативных миров,  в  которых  Генрих
родился бы и выполнил свою миссию, просто нет.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.