Случайный афоризм
Библиотеки - магазины человеческих фантазий. (Пьер Николь)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

перейти к выборочному методу - изучать каждую десятую капсулу. У  Астахова
накопился огромный материал, сразу разобраться просто невозможно.
     С таким намерением я и поставил в проектор  одну  из  капсул  нижнего
ряда. Содержание я понял не сразу, потому что  ждал  совсем  другого.  Это
вовсе не были предварительные разработки,  речь  шла  об  открытии  пятого
уровня в биологии. Я заглянул в конец  книгофильма.  На  последних  кадрах
перекатывались, ломая низкорослые деревья, камни чужой планеты, среди  них
спокойно стоял довольно тщедушный  гражданин  и  легонько  поднимал  одной
рукой  внушительных  размеров  вездеход-ползун.  Внешне  гражданин  чем-то
напоминал Огренича. Голос Астахова сказал:
     - В чем оптимальное состояние человеческого организма? Каждый  скажет
- это  состояние  идеального  здоровья.  Но  пошлите  по-земному  идеально
здорового человека на Марс. Он  не  протянет  в  разреженной  атмосфере  и
минуты... На  голограмме  -  планета  Динора  системы  Росс-113.  Здоровый
человек проживет секунду - не больше. Наступит конец. Потому  что  идеалом
на Диноре является малый газообмен и увеличение белых телец в  крови.  Так
пошлите на Динору больного лейкемией. Не нужно его лечить, пусть  хотя  бы
не умрет по дороге. На Диноре он проживет двести лет!
     Астахов не мог знать о работах Коренева,  они  были  опубликованы  за
месяц до моего отлета на Ресту. Диплом на открытие, с формулировкой, почти
не отличающейся от астаховской, вручили Кореневу в день,  когда  стартовал
"Экватор".
     Может, Астахова просто осенило?.. Но при такой великолепной  интуиции
не стоило и заниматься морфологическим анализом, рисовать длиннющие оси  с
сотнями клеток.
     А  может,  я  нахожусь  в  плену  собственной  работы,   собственного
интуитивного метода? Подсознательно не допускаю, что способ Астахова может
быть верен? "Морфология, - пренебрежительно думаю я. - Пробы  и  ошибки...
Огренич с Тюдором в голос твердили "неудачник". Это перекликалось  с  моим
впечатлением, и я тоже повторил "неудачник". А если нет?"
     Я наугад выбирал  книгофильмы,  просматривал  их,  ставил  на  место.
Морфология. Перебор вариантов... Стоп! Открытие пятого уровня!  Зарождение
жизни в межгалактической среде... Опять морфология. И  снова  -  открытие.
Четвертый класс - создание молекулярного письма.
     Похоже, что изредка Астахова осеняло. Примерно один  раз  из  десяти.
Цепь догадок - она  нравилась  мне  не  больше,  чем  случайное  включение
гравитаторов...



                                  ПАТАНЭ

     Патанэ крутил "солнце" в гимнастическом зале, и я забрался к нему под
потолок. Мы выделывали друг  перед  другом  акробатические  пируэты,  тело
постепенно охватывала приятная усталость. Беседу поддерживал Патанэ:
     - Час назад роботы подняли  на  верхотуру  шпиль-излучатель!  Махина,
скажу я вам! Жаль, что не видели! - кричал он.
     - Жаль, - соглашался я.
     - Завтра поднимем второй, поглядите обязательно!
     - Непременно! - кричал я.
     Патанэ соскользнул по канату на пол, задрал голову.
     - Расскажите об Астахове, - попросил он. - Каким он был раньше?
     Я подтянулся, спрыгнул, стал перед ним. Отдышался.
     - Неделю не тренировался, - сказал я, - и вот результат.
     Мы сели на пористый губчатый пол. О чем ему рассказать?  Как  учитель
водил нас на космодром? Или как показывал свою коллекцию научных ошибок?
     - С ним, наверно, и раньше было непросто?
     - Не в том смысле, о котором вы думаете, Евгений.
     - Откуда вы знаете, о чем я подумал?
     - О сложности отношений, естественно...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.