Случайный афоризм
Поэт всегда прав. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:


                               ЭКСПЕРИМЕНТ

     - Вот и все, Ким, - сказал Игин бесцветным голосом.  -  Судите  меня.
Никто не включал гравитаторов в одиннадцать тридцать две, потому  что  все
кончилось на час раньше,  когда  менялись  программы.  Гравитаторы  просто
убили бы... Нужно гораздо более сложное воздействие. Я покажу вам ленту, я
ее не уничтожил. Включение последовательно нескольких систем. И не  шестой
зоне, а  ближе  к  основанию  Спицы.  И  даже  на  самой  Спице.  Менялись
постоянная Планка и постоянная тяготения. Мы впервые дали на  Спицу  такую
большую мощность. Доказали, кроме всего  прочего,  что,  изменяя  условия,
можно менять и мировые постоянные... Законы  мышления  стали  иными...  Не
подумайте, что я бы молчал.  Я  ждал.  Ждал,  когда  Игорь  Константинович
позовет меня. Не знаю, как закончился опыт. Не знаю,  Ким,  вот  что  хуже
всего! Жду чего-то. Даже на звезды смотрю иначе. Недавно  прошел  странный
метеорный поток... Вольф дал необычное излучение. И я уже подумал... Я  не
оправдываю себя. Но вы, Ким... Что сделали бы вы? Кроме человечества, есть
ведь еще и человек. Человечество может подождать сто лет, а человек?


     Игин опоздал к завтраку. Огренич и Астахов  сидели  у  разных  концов
стола. Борис кивнул Игину. Астахов продолжал молча жевать. За два часа  до
опыта он был таким же, как обычно: в меру сосредоточен, в меру резок.
     Не доев, Игин убежал к себе в лабораторию. Только здесь, под жужжание
вычислителя, напоминавшее бесконечное  повторение  первых  тактов  "Лунной
сонаты", он немного успокоился. Ввел в машину новые данные  для  Огренича,
попробовал разобраться во  вчерашних  расчетах  Тюдора.  Включил  селектор
комнаты Астахова. Игорь Константинович махнул рукой, сказал:
     - Порядок, Стан. Код проверен, реле времени на десять двадцать шесть.
Прошу вас, проследите... Не паникуйте. Стан. Все в порядке.
     Игин впервые увидел, что Астахов может искренне и  широко  улыбаться.
Эта улыбка  будто  разрядила  в  нем  невидимые  аккумуляторы.  Игин  тоже
попробовал улыбнуться и представил, как это выглядит со стороны.
     - Я все понимаю, Игорь Константинович, - сказал он. - Желаю...
     - Не надо, -  быстро  сказал  Астахов.  -  Я,  если  хотите,  немного
суеверен. До встречи. Стан. Ждите вестей.
     Он отключил селектор, оставив Игина наедине с мыслями. Игин  сидел  и
представлял:  Астахов  ставит  запись,  прослушивает  ее  на  дешифраторе.
Сначала круговое упреждение, потом  подключение  трех  Планк-вариаторов  с
нижнего пояса Спицы. Мозг готовится  к  перестройке,  и  сразу  -  всплеск
Планка с резким уменьшением  постоянной  тяготения.  Три  микросекунды.  И
все... Лента в аппарате. Астахов включает реле - пора!
     Астахов выходит в коридор. Прозрачным  туннелем  -  Вольф  в  зените,
скалы желты, как золото, - переходит  в  лабораторный  корпус,  сейчас  он
пройдет мимо. Войдет или нет? Игин ждет и, не выдержав, распахивает дверь.
Он успевает увидеть спину  Астахова  почти  у  самого  поворота  коридора.
Захлопывает дверь, считает мысленно. Надет  скафандр.  Короткий  диалог  с
Тюдором. "Прошу выход". - "Цель и маршрут?" - "Снятие характеристик,  зона
шесть". - "Готовность?" - "Полная". - "Время выхода?" - "Девять двадцать".
- "Время возвращения?" - "Тринадцать ноль". - "Системы?" - "В порядке".  -
"Кислород?" - "Полная". - "Разрешаю". - "Принято".
     Дверь тамбура, короткая заминка, выход.
     Под каблуками шебуршится песок, шаги уверенные. Астахов лучше  других
ходит по Ресте, несмотря на легкую  хромоту.  Шаг,  еще  шаг.  Игин  почти
физически ощущает эти шаги, каждый из них вдавливает его в кресло.
     А ведь он счастлив, этот Астахов. Он идет в свое звездное странствие,
и совершенно неважно, возвратится он или нет.
     Рубиновый сигнал - конец нулевой зоны. В первой зоне все  покорежено,
оплавлено, здесь вгрызались в почву кроты, рыли трехкилометровые шахты для

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.