Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                П.АМНУЭЛЬ

                    КОСМИЧЕСКАЯ ОДИССЕЯ АЛЕКСА КРЕПСА




     Каждый израильтянин знает, что первым  израильским  космонавтом  стал
Шломо Минц, который в 2003 году полетел в составе международной экспедиции
на орбитальную станцию "Альфа". Я не собираюсь с этим спорить - имя  Минца
уже вошло в историю страны, не далее как  на  прошлой  неделе  я  купил  в
супере пляжный комплект и обнаружил улыбающуюся физиономию Шломо на  самой
интимной  детали  туалета.  А  это  значит,  что  народ  признал  в  Шломо
национального героя и не позволит мне покуситься на его всемирную славу. Я
и не собираюсь. Но, будучи историком, вынужден сообщить  кое-какие  факты,
до сих пор скрытые от вездесущей общественности.
     Первый факт: Израиль  стал  космической  державой  ровно  на  полгода
раньше  полета  Шломо  Минца.  Факт  второй  -  на   самом   деле   первым
израильтянином, побывавшим в иных мирах, был Алекс Крепс.


     Некая путаница с датами в данном случае неизбежна, и я прошу читателя
внимательно следить за числами. Итак, в 2013 (нет, не в 2003!) году  некий
Алекс   Крепс,   тридцати   лет,   работал   в   лаборатории   астрофизики
Тель-Авивского университета. Никакой секретности, господа, не надейтесь. И
тем не менее, о предмете исследований Алекса знали  во  всем  Израиле  три
человека - его непосредственный начальник, профессор Дитман, его  лаборант
Игорь Шаевич, проводивший вычисления,  и  секретарша  Министерства  науки,
подшивавшая к делу ежеквартальные отчеты.  Помните  анекдот  о  неуловимом
Джо? "Почему он такой неуловимый, и никто его до сих пор не  поймал?"  "Да
потому, что он никому ни на фиг не нужен!" Вот и  с  Алексом  было  то  же
самое.
     Занимался он, кстати, говоря, теорией черных  дыр,  если  вам  что-то
говорит это название. 2 марта 2013 года (запишите дату  на  листке,  чтобы
потом не запутаться), Алекс зашел в кабинет профессора Дитмана и сказал:
     - Профессор, я тут закончил один расчет и хотел бы рассказать...
     - Отлично! - сказал профессор. - Попроси Ицхака, он  вставит  тебя  в
ближайший семинар.
     - Нет, нет, - почему-то с испугом отшатнулся  Алекс,  -  я  хотел  бы
показать сначала вам...
     Профессор с сожалением  посмотрел  на  экран  компьютера,  с  усилием
оторвался от важных научных размышлений и согласился.  Прошу  учесть,  что
дальнейший  разговор  я  привожу  весьма  приблизительно,  в  силу  своего
понимания (или, вернее, непонимания) научной сути.
     - Я работал над теорией вращающихся заряженных черных дыр,  -  сказал
Алекс, привлекая внимание профессора громким стуком мела по доске.  -  Вы,
конечно, знаете теорию Пенроуза о том, что, если проникнуть в черную дыру,
то можно вылететь в другую Вселенную?
     - Знаю, - сказал Дитман. - Хорошая теория, мне ее  студенты  пытаются
сдать на четвертом курсе. Обычно на это уходит восемь попыток.
     - Беда в том, профессор, что в окрестности Солнечной системы  нет  ни
одной черной дыры. И даже, если бы была, то проникнуть  сквозь  нее  можно
только теоретически, поскольку любое тело уже при подлете будет  разорвано
в клочья приливными силами, не говоря уж о бесконечно большом тяготении  в
пределах сферы Шварцшильда.
     -  Верно,  -  согласился  профессор  и  потянулся  за  ручкой,  чтобы
поставить Алексу "зачет", но вспомнил, что сотрудник явился вовсе  не  для
того, чтобы сдавать экзамен. - Поэтому никому из людей не суждено...
     - Суждено! - воскликнул Алекс, впервые в жизни позволив себе перебить

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.