Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                П.АМНУЭЛЬ

                                 ВЫБОРЫ




     - Помнишь, ты говорил мне о том, что  какого-то  бизнесмена  убили  с
помощью компьютерного дискета? - спросил  я  у  своего  соседа,  комиссара
тель-авивской криминальной полиции Романа Бутлера.
     - Что? - рассеянно переспросил Роман, глядя на  меня  как  на  пустое
место, или, если быть  точным,  как  на  министра  иностранных  дел  Игаля
Фишмана. Я повторил вопрос.
     - А! - сказал Роман. - Видишь ли, я, конечно, выразился фигурально...
Убили не дискетой, а программой,  которая  была  на  дискете  записана.  И
ничего тут интересного нет, мы быстро разобрались. Ты же помнишь, как пять
лет назад прошла эпидемия компьютерного гриппа?
     - Помню, - сказал я, передернувшись. Еще  бы  не  помнить!  Пять  лет
назад на рынке появились компьютеры типа ВР первого  поколения,  и  каждый
пользователь, вроде меня, получил  возможность  забираться  в  виртуальную
реальность  компьютерных  программ.  Тогда  же  появились  и  новые   типы
компьютерных вирусов. Нет, принципиально ничего  не  изменилось  -  вирусы
портили компьютерные программы, как и тридцать лет назад. Но ведь теперь в
каждой программе проживал с десяток пользователей, для  которых  в  данный
момент  эта  программа  ничем  не  отличалась   от   самой   взаправдашней
реальности! Подхватив  компьютерный  вирус,  можно  было  заболеть  вполне
реальной болезнью, которая от обычного, скажем, гриппа отличалась тем, что
имела полный  набор  симптомов  и  ни  малейших  следов  известных  врачам
вирусов. И если раньше врачи говорили, что лечат не симптомы,  а  болезни,
то теперь приходилось лечить именно симптомы, поскольку никакой физической
болезни, естественно, быть не могло.
     Но, черт возьми, можно ведь умереть и из-за симптомов! Я сам года три
назад едва не отдал концы, подцепив в программе "История Полинезии  в  XIX
веке" все симптомы гонконгского гриппа. Насколько я понял  моего  приятеля
Романа Бутлера, убийство, о котором  он  мне  так  и  не  рассказал,  было
осуществлено именно таким способом - некий пользователь умер от  симптомов
бубонной чумы, будучи абсолютно здоровым человеком!
     - Компьютер, - сказал я, - благо цивилизации, но  вымрем  мы,  скорее
всего, именно из-за компьютеров.
     - Здравая мысль, - одобрил Роман. - Надеюсь только, что, если арабы с
нами не справились, то и компьютерам не удастся. Разве что...
     Он замолчал и надолго задумался. Минут десять спустя, вылив из  чашки
Романа  остывший  кофе  и  налив  горячий,  я  рискнул  прервать  раздумья
комиссара.
     - Что? - переспросил он. - Нет, Песах, я вполне здоров. Ты же знаешь,
я предпочитаю не входить в виртуальную реальность, с меня хватит  обычного
дисплея. Я вот думаю, стоит ли втягивать  тебя  в  одно  дело...  С  одной
стороны, ты не программист... С другой стороны,  ты  историк,  и  сможешь,
возможно, поймать ошибку, если это была ошибка, а не преступление...
     - Что, - сказал я, - речь идет о преступлении?
     - Скорее всего, - вздохнул Роман. - Ну, хорошо, дело вот в чем.


     Чтобы  читателю  было  все  ясно,  скажу  сразу,  что  разговор   наш
происходил 17 мая 2020 года, то есть в самый разгар предвыборной кампании.
За места в  кнессете,  как  вы,  конечно,  знаете,  боролись  три  больших
партийных блока - Авода, Ликуд и Тиква, -  а  также  восемнадцать  партий,
среди которых были пять религиозных, и в их числе  даже  "Натурей  карта",
решившая войти в кнессет  несуществующего  для  этой  братии  государства,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.