Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                            Марианна Алферова

                                 РЕШЕТКА


  Говер начал собираться с вечера. Вынул из-под кровати кожаную сумку,
сложил в нее белье на смену, глиняную, запечатанную воском бутылочку с
бальзамом, пух дерева согди, очень целебный и пригодный для всяческих ран.
И потом, как драгоценность, завернутые в кусок промасленной кожи таблицы
мудрости, в которых Говер сейчас ничего не понимал, но должен был сразу
разобраться после...

  Говер поднял голову. Руж стоял на пороге и смотрел на его сборы. Руж, уже
разделся для ночи и был в одной рубахе до колена и в деревянных башмаках на
босу ногу.

  - Значит, решился, - проговорил Руж, не отрывая взгляда от сумки Говера и
в задумчивости почесывая переносицу.

  - Да, завтра. А ты?
  Руж энергично мотнул головой:
  - Нет уж, я как-нибудь обойдусь.
  Он хотел уйти, но Говер остановил, достал из шкафчика бутылку темно-
зеленого стекла и плетеную тарелку с острым перченым печеньем. Руж оживился
при виде угощенья, серые близко посаженные глаза его вспыхнули, на худой
шее дернулся кадык.
  - На дорожку закуска, - хихикнул Руж.
  Говер разлил содержимое бутылки по стаканам. Приятели уселись на низкую
жесткую кровать у раскрытого окна. Помолчали, разглядывая темную густую
жидкость в глиняных стаканах. Потом выпили залпом.
  - Думаю, это не так страшно, - проговорил Говер, мотая головой и
запихивая в рот печенье. - В сущности - что надо? Потерпеть один день,
чтобы потом обладать всем.
  - Как же, всем, - недоверчиво хмыкнул Руж. - И у Мыслящих пахать будешь,
как вол. Только там, говорят, не так тесно и грязно, как у нас.
  Говер повернулся к окну. Несколько восковых огромных цветков согди
перевесились через узкий подоконник, с белых лепестков стекал клейкий сок и
образовал лужицы. Нестерпимо пряный запах наполнял комнату.
  - Я так дальше не могу, - проговорил Говер, обрывая цветы и выбрасывая их
на улицу. - Не знаю, как там у Мыслящих, может, вправду погано. Но здесь
больше невмоготу.
  - А чего тебе не хватает? - Руж ссыпал остатки печенья прямо в рот. -
Плохо, что ли? Кажется, как мы живем, другие и позавидовать могут. Жратва
есть, от устали не помираем.
  - Не могу так, - повторил Говер. - Голова тяжелая, будто вся
переполнилась, кровь ночами в ушах стучит, - он вцепился руками в волосы. -
А мыслей нет. Будто ключ какой потерян... В конце концов всего один день.
  - У многих за один раз ничего не выходит, - Рукж нагло ухмыльнулся и
почесал впалую грудь. - И во второй раз ходят, в третий, и в пятый, - он
поднялся и, громко стуча деревянными башмаками, двинулся к двери. Так что
подумай, братец.
  Говер покачал головой. Нет, уж он решился. Перерешить было бы слишком
тяжело. Одетый, лег он на кровать. Сердце сильно билось, и все время
делалось жарко и душно при мысли о завтрашнем. Черт с ними, с мучениями.
Главное, он все поймет: таблицы мудрости, смысл Земли и Неба. Все, что
знают Мыслящие, будет знать он.
  
                               * * *

  Говер поднялся еще до света. Пожевал вчерашнего черствого хлеба и запил

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.