Случайный афоризм
Когда творишь, вычеркивай каждое второе слово, стиль от этой операции только выиграет. Сидней Смит
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Дара... А их становилось все меньше.
     Тано коснулся лампы и свет стал гаснуть. В комнате  воцарился  желтый
сумрак. Роберт не скоро вернется -  он  будет  купаться,  а  потом  пойдет
бродить по зарослям. Тано улыбнулся. Роберт был почти так же ясен ему, как
любой дарвит. Конечно, в нем, как  во  всяком  землянине,  есть  некоторая
непрозрачность, но она так мала...
     Был ли Роберт  понятнее  того  рыжего  веснушчатого  парня  в  черном
комбинезоне охраны, который время от времени приходил в резерват и стрелял
по дарвитам из лучемета? Приближаясь к  нему,  Тано  чувствовал,  как  его
захлестывает  душной  волной.  Этот  человек  часами  сидел  на   крыльце,
уставившись в одну точку или  бродил  по  зарослям,  страдал  от  скуки  и
зависти к тем, кто был на планетах с  вредной  биосферой  о  которых  Тано
ничего не знал. Зато он знал другое: лимгардист не любил Дара, он не хотел
здесь быть, все его раздражало. Он в самом деле предназначен для  другого:
короткого  и  решительного  броска,  а  затем  такого   же   короткого   и
бестолкового отдыха с шумом, весельем и буйством. Это очень хорошо понимал
Тано, но не понимали те, кто назначил лимгардиста в резерват.
     Тано покачал головой. Люди - странные существа. Они хотят рисковать и
состязаться со смертью оттого, наверное, что каждому назначен разный срок.
Этот новичок Валерг при всем своем сходстве с  дарвитами  тоже  рискует  и
ищет опасности. Но той душной  волны,  что  парализует  душу  дарвита,  не
исходит от него. "Злоба" - название нелепого  чувства.  Что  вызывает  ее?
Может быть ключ к ней - вещи, которые берут в руки земляне? Их лучеметы  и
машины? Или это то зерно из которого выросли люди? Ведь они росли из своей
Земли, убивая. Звери, люди, впивались друг в друга  когтями.  Как  нелепо!
Как они вообще сумели выжить? Допустим, одна рука хватает тебя за  нос,  а
другая рука, твоя собственная рука, вцепляется в  волосы,  а  нога  пинает
другую ногу. Как тут можно жить? Как можно сделать  хоть  один  шаг  и  не
упасть? Не разбиться? Как? Как это понять: земляне  не  только  уничтожили
друг друга, но, покинув  свою  планету,  явились  на  Дар,  чтобы  убивать
здесь...
     Неожиданно Тано вздрогнул от резкой боли, она прошила  мозг  и  стала
медленно растекаться по телу. Тано, ухватившись за край  стола,  попытался
подняться. Ноги не слушались, сделались ватными...
     "Ниг..." - мысль пульсировала в мозгу и давила.
     И тут портьера, сморщившись,  рванулась  вверх  и  в  комнату  влетел
землянин в черном комбинезоне. В одной руке он держал лучемет, а другой  -
за ворот туники Нига. Лицо мальчишки казалось полосатой маской от грязи  и
крови.
     - Выходи! - крикнул Олгерд и махнул лучеметом в сторону двери.
     Ниг отчаянно дернулся  и  Олгерд  ударил  его  рукоятью  лучемета  по
голове.  Тано  подчинился  безропотно.  Душащая  волна  ненависти  Олгерда
смешивалась с болью Нига;  и  Тано,  оглушенный,  двигался,  как  во  сне,
кошмарном сне, где земляне торжествовали, убивая.
     Тано, а за ним Олгерд,  вышли  на  маленькую  площадь  поселка.  Дома
ожили. Кое-где горели лампы и золотистый  свет  очищал  окна  от  темноты.
Несколько дарвитов уже вышли из домов и  спешили  навстречу  -  беда  Нига
коснулась их.
     - Все сюда! - кричал Олгерд, распаляясь от собственного крика. -  Или
я придавлю гаденыша!..
     Дарвиты высыпали наружу, будто в самом дальнем уголке  услышали  крик
Олгерда. Иные не успели одеться, так и вышли нагие - одинаково узкоплечие,
длинноногие, с тоненькими ручками, похожие на детей, больных одной  и  той
же болезнью.
     - Ближе, ближе! - кричал Олгерд. Тихая  покорность  дарвитов  пьянила
его. Он уже почти не помнил себя.  -  Сюда,  идиоты!  Я  вам  покажу,  как
убегать из резервата! Сюда, ко мне!
     Они беспрекословно двинулись вперед, наступая так тихо и ровно, будто
волна покатилась к Олгерду.
     - Назад! - взвизгнул тот, испугавшись. - Стоять! Не двигаться!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.