Случайный афоризм
Девиз писателя: "Жить, чтобы писать, а не писать, чтобы жить". Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                       Геннадий Алексеев

                        Зеленые берега

                             роман

        Искать мост
        и верить, что он есть --
	        как же без моста?
        Найти мост
        и запрыгать от радости
	        вот он, голубчик!
        Взойти на мост
        и стоять над рекою времени,
        изумляясь --
	        до чего широка!



Чиновник-то, конечно, он. Да, да, он способен на такое. Он и не на такое
способен. Бог знает, на что он способен. Он способен на все. 
Это его фокусы. 
Он любит сбить с толку, ошарашить, привести в изумление, потрясти до основания,
одурачить, околпачить, закружить, завертеть, заморочить голову. Так и ждешь от
него подвоха. Так и ждешь, что он выкинет что-нибудь этакое, что-нибудь
непонятное, необъяснимое, невероятное, ставящее в тупик и повергающее в
изумление. 
Я всегда его обожал. Я всегда им восторгался. Я всегда был от него без ума. Но
я всегда слегка его побаивался и был настороже. Правда, ему удавалось порой
усыпить мою бдительность и обвести меня вокруг пальца. Притворства ему не
занимать. Стоило мне только слегка расслабиться, чуть-чуть зазеваться и
развесить уши... 
О, сколько раз я терялся и блуждал среди его надменных колоннад! Сколько раз
меня заманивали в тупики его приветливые с виду аркады! Сколько раз меня
зачаровывали его горделивые, высоко вознесшиеся фронтоны -- убежища гипсовых,
мраморных и бронзовых фигур, взирающих сверху на проходящих пешеходов и
проносящиеся автомобили! А каналы! Их изгибы доводили меня до изнеможения,
почти до отчаянья (о, как они, однако, красивы!), а их прямизна меня
обезоруживала и подавляла (о, как она между тем убедительна!). Порою весь я
трясся от неизъяснимой робости, глядя, как плещется мутная вода между
безукоризненно прямых, неколебимых гранитных стен, решительно уходящих вдаль --
на восток, на запад, на север, в дождь, в снег, в туман, в ничто. И, замирая от
неясных, тревожных предчувствий, я шел по набережной туда -- на восток, на
запад, на север, и шаги мои грохотали в моих ушах. 
А фасады, бесчисленные фасады домов, выстроившиеся вдоль бесконечных улиц,
плотно прижавшиеся друг к другу, вроде бы разные, но притом и очень похожие,
вроде бы бесстрастные, но притом и беспокойные, вроде бы неподвижные, но притом
и непрерывно шевелящиеся -- приседающие, подпрыгивающие, наклоняющиеся то
вперед, то назад, норовящие стать боком к улице или укрыться в глубине
квартала, вроде бы безмолвные, но притом и всегда говорящие что-то, бормочущие
что-то, шепчущие что-то, изредка даже кричащие что-то (о нет, я не люблю
крика!)! 
А темные, бездонные провалы подворотен! А зияющие, беззубые рты парадных! И те
и другие интригуют, задают загадки, скрывают какие-то тайны, секреты, вызывают
смутные опасения, настораживают, но притом и манят, влекут к себе неудержимо.

А дворы! Сосредоточенные, сумеречные, пустынные, гулкие, будто бы дремлющие, но
не спящие десятилетьями, напряженно чего-то ждущие, всегда чем-то недовольные,
насупленные, с трудом сдерживающие беспричинное раздражение, почти всегда
высокие и нередко страшно узкие, колодцеобразные, трубообразные (поглядишь

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.