Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                Айзек Азимов.

                                Цена риска

     Для этого была создана Гипербаза. В Центральном зале,  сообразуясь  с
негласным, но строгим протоколом, собрались чиновники, ученые,  техники  и
все остальные, определяемые, как правило, одним словом: персонал. Близился
момент,  который  должен  был  увенчать  их  усилия,  и  этого  все  ждали
по-разному, каждый в соответствии с темпераментом: нетерпеливо - не находя
себе места - затаив дыхание - с восторгом, страхом...
     Полая внутренность астероида,  известного  под  названием  Гипербаза,
стала центром непроницаемой оболочки секретности,  сферического  железного
занавеса радиусом десять тысяч миль. Ни один корабль не смог  бы  пересечь
его безнаказанно, ни одно сообщение не уходило оттуда без предварительного
просмотра.
     На расстоянии примерно ста миль, описывая почти идеальный круг  около
Гипербазы, летел крохотный астероид, запущенный год назад. Его  номер  был
Н-937, но все обитатели Гипербазы говорили про него просто "Там", ("Ты Там
сегодня был?" "Там  генерал  сейчас;  наводит  Там  шороху...").  Безликое
указательное местоимение мысленно писалось с заглавной буквы.
     Там,  праздный  до  наступления  "Времени  Х",  находился   "Парсек",
единственный в своем роде корабль, когда-либо сделанный человеком. Он  был
покинут людьми и готов к старту в Непостижимое.
     Джералд Блэк, по праву талантливого молодого  сотрудника  стоявший  в
первом ряду, пощелкал пальцами, вытер вспотевшие ладони о белый заношенный
пиджак и грубовато поинтересовался:
     - Что это вы не подходите к генералу? Боитесь ее сиятельства?
     Мигель Ронсон из "Интерпланетари  Пресс"  бросил  короткий  взгляд  в
противоположный угол зала, где рядом с блестящим генерал-майором  Ричардом
Кэллнером стояла скромная женщина,  почти  незаметная  на  фоне  расшитого
мундира генерала, и ответил:
     - Зачем? Я ведь охочусь за новостями.
     Ронсон был невысок, полноват, стригся почти наголо,  оставляя  только
колючую щетину на голове, носил рубашку  с  открытым  воротом  и  брюки  с
короткими  штанинами,  чтобы  непременно  торчали  щиколотки,  старательно
поддерживая образ газетчика - героя телесериалов. При этом, репортером был
неплохим.
     Блэк был грузен, темная челка  почти  закрывала  лоб,  но  мыслил  он
настолько же четко, насколько неуклюже двигались его толстые пальцы,
     - Новости все у них, - сказал он.
     - Тоже скажете, -  ответил  Ронсон.  -  Кэллнер  под  золотой  чешуей
бесплотен. Раздень его, и увидишь конвейер для передачи  приказов  вниз  и
спихивания ответственности наверх.
     Блэк чуть не ухмыльнулся, но удержал себя и спросил:
     - А миссис профессор?
     - Доктор Сьюзен Кэлвин, "Ю.С. Роботс энд Мекэникл Мен Корпорейшн",  -
продекламировал нараспев Ронсон. - Женщина с гиперпустотой вместо сердца и
жидким гелием вместо глаз. Пройдет сквозь  Солнце  и  выйдет  в  сосульках
мерзлого пламени.
     Ухмылка появилась на лице Блэка.
     - Ладно, директор Шлосс?
     - Слишком умный, - с готовностью откликнулся репортер.  -  Все  время
балансирует между стремлением уделить слушателю  частицу  своих  знаний  и
боязнью   ослепить   вышеупомянутого   слушателя   блеском   несравненного
интеллекта, а в результате хранит молчание.
     Верхняя губа Блэка приподнялась, обнажив зубы.
     - Теперь представьте, что вы должны объяснить, почему  решили  встать
возле меня.
     - Элементарно, доктор. Я посмотрел на вас  и  решил,  что  человек  с
такой некрасивой физиономией наверняка умен  и  уж  наверняка  не  упустит

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.