Случайный афоризм
Всякий писатель может сказать: на безумие не способен, до здоровья не снисхожу, невротик есмь. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Послание гласило:
     "Вату в уши Бенеша".
     Картер курил сигару и наблюдал через  смотровое  окно,  как  охранник
вошел, на мгновение заколебался, а  потом  быстрыми  шагами  направился  к
одной из сестер.
     Она улыбнулась, вскинула глаза на Картера и показала круг,  образовав
его большим и указательным пальцем руки.
     - Я должен обо всем подумать, - проворчал Картер.
     - Это может только ослабить шум, - сказал Рейд, - но не устранит  его
полностью.
     - Вы же знаете, что говорят о половине каравая, - ответил Картер.
     Сестра тоже сняла свои туфли  и  подошла  к  одному  из  столов.  Она
осторожно открыла коробку с гигроскопической ватой и отмотала фута два.
     Она захватила в кулак вату, а второй рукой стала ее вытягивать.  Вата
не поддавалась. Она потянула сильнее, ее рука соскользнула  и  ударила  по
лежащим на столе ножницам.
     Ножницы скользнули по столу и начали падать на пол.  Сестра  отчаянно
дернулась и успела крепко зажать их между  коленями,  но  перед  этим  они
издали резкий металлический звук, похожий на икоту падшего ангела.
     Лицо сестры стало  красным  от  смертельного  ужаса,  все  в  комнате
повернулись и уставились на нее. Картер уронил сигару и съежился  в  своем
кресле.
     - Конец! - прошептал он.


     Оуэнс включил двигатель и  осторожно  глянул  на  пульт.  Стрелка  на
указателе температуры, которая находилась далеко в  опасной  зоне  с  того
момента, как они вошли в кохлеарный канал, теперь опустилась вниз.
     - Как будет хорошо, - сказал он. - Вы все оттуда убрали?
     - Осталось совсем немного, - прозвучал в его  ушах  голос  Гранта.  -
Приготовьтесь к отплытию. Мы возвращаемся.
     В это мгновение вселенная словно вздыбилась. Как будто  кулак  ударил
по "Протерусу", который подскочил высоко вверх.
     Чтобы удержаться на ногах,  Оуэнс  схватился  за  панель  и  отчаянно
вцепился в нее, прислушиваясь к отдаленным раскатам.
     Внизу Дьювал так же отчаянно прижал к себе  лазер,  пытаясь  защитить
его от обезумевшего мира.
     Находившийся снаружи Грант  почувствовал,  что  его  швырнуло  высоко
вверх, словно он был схвачен в объятия  гигантской  приливной  волной.  Он
взлетал все выше и выше, пока не ударился о стенку кохлеарного канала.  Он
свободно оттолкнулся от стены, которая, казалось, прогнулась наружу.
     Где-то  в  удивительно  спокойном  участке  своего   сознания   Грант
представил себе, что в обычном масштабе  стенка  просто  отвечает  быстрой
вибрацией с микроскопической амплитудой на какой-то резкий  звук,  но  эта
мысль была похоронена в полном общем шоке.
     Грант отчаянно пытался не потерять  из  виду  "Протерус",  но  уловил
только быстрый отблеск  его  прожекторов,  горевших  у  отдаленной  секции
стены.
     В  момент  удара  вибрации  Кора   держалась   за   выступ   корабля.
Инстинктивно она ухватилась за него еще крепче и некоторое  время  скакала
на "Протерусе", как на обезумевшей брыкающейся дикой лошади.
     У нее перехватило дыхание, она  отпустила  выступ  и  заскользила  по
мембране, на которой покоился корабль.
     Прожекторы корабля освещали дорожку впереди нее, и хотя она  в  ужасе
пыталась затормозить свое движение,  это  было  совершенно  бесполезно.  С
таким успехом, упираясь ногами в землю, она могла бы попытаться остановить
лавину.
     Она знала, что летит в сторону органа Корти, основного центра  слуха.
В тело органа были вживлены 15 тысяч волосков.  Она  могла  уже  различить
некоторые  из  них,  каждый  с  изящными   микроскопическими   ресничками,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.