Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

огромная плоская тень, бежавшая мимо них.
     -  Это  звуковая  волна,  -  сказал  Мичелз.  -  В  конечном   счете,
отображение слышимым ухом звуков. Волна сжатия, которую мы сейчас видим  в
нашем миниатюризированном свете.
     - Означает ли это, что кто-то снаружи разговаривает? - спросила Кора.
     - О,  нет,  если  бы  кто-нибудь  заговорил  или  издал  какой-нибудь
настоящий звук, эта штука вспучилась бы, как при настоящем  землетрясении.
Даже при абсолютной тишине улитка воспринимает  звуки  -  отдаленный  стук
сердца, шелест крови, пробивающейся через крошечные вены и артерии уха,  и
тому подобное. Вы когда-нибудь прикладывали к уху раковину и  слушали  шум
океана. То, что вы слышали, это шум, главным образом, вашего  собственного
океана, потока крови.
     - Это может быть опасным? - спросил Грант.
     Мичелз пожал плечами.
     - Не больше, чем есть - если никто не заговорит.
     Дьювал, который вернулся в рабочую комнату и как  раз  склонился  над
лазером, спросил:
     - Почему мы замедлили ход, Оуэнс?
     - Что-то не в порядке, - ответил капитан. - Двигатель отказывает, и я
не знаю, почему.
     По мере того как  "Протерус"  углубляется  внутрь  канала,  появилось
постепенно  возрастающее  ощущение,  что  они  находятся  в   опускающемся
подъемнике.
     Под днищем раздался удар с  легким  дребезжанием,  и  Дьювал  опустил
скальпель.
     - Что теперь?
     - Двигатель перегрелся, - с тревогой сказал Оуэнс,  -  и  я  вынужден
остановить его. Я думаю...
     - Что?
     - Это, должно быть, те сетчатые волокна. Проклятые морские водоросли.
Они, наверное, забили выпускные  отдушины.  Я  не  могу  придумать  ничего
другого, что могло бы быть причиной этого.
     - А продуть их вы не можете? - спросил Грант.
     Оуэнс покачал головой.
     - Нет возможности. Это впускные отдушины. Они всасывают внутрь.
     - Ну, тогда можно сделать только одно, - сказал  Грант.  -  Их  нужно
очистить снаружи, а это означает еще одно подводное плавание.
     Нахмурив брови, он начал влезать в свое водолазное снаряжение.
     Кора с тревогой посмотрела в окно.
     - Там, снаружи, есть антитела, - сказала она.
     - Немного, - коротко ответил Грант.
     - Что, если они нападут?
     - Не похоже, - успокаивающе сказал Мичелз. - Они не  чувствительны  к
человеку. До тех пор, пока  не  будут  повреждены  непосредственно  ткани,
антитела, вероятно, останутся пассивными.
     - Понимаю, - сказал Грант.
     Кора покачала Головой.
     Дьювал, прислушивавшийся некоторое  время  к  разговору,  наклонился,
чтобы посмотреть на проволоку, которую он скоблил, задумчиво сравнил ее  с
оригиналом, а затем стал медленно вертеть ее в руках,  пытаясь  определить
одинаковость поперечных сечений.
     Грант исчез в  центральном  люке  корабля  и  приземлился  на  мягкую
резиново-податливую стенку кохлеарного канала. Он  горестно  посмотрел  на
корабль. Это не был чистый и гладкий металл, как раньше.
     Он выглядел мохнатым и лохматым.
     Грант бросился в лимфу и поплыл к корме корабля. Оуэнс был совершенно
прав. Входные отдушины были закрыты волокнами.
     Грант захватил их в обе  пригоршни  и  потянул.  Волокна  отрывали  с
трудом, многие были запутаны в решетке дюзовых фильтров.
     В его маленьком приемнике раздался голос Мичелза.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.