Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вовремя.
     Вооруженные солдаты и бронемашины развернулись, чтобы  присоединиться
к тем, кто окружил аэродром и превратил его в территорию, недоступную  для
всех, кроме представителей власти.
     Последние городские огни поблекли, образуя только мелкую  рябь  слева
на горизонте.
     Оуэнс испустил вздох бесконечного облегчения. Бенеш  будет,  наконец,
здесь через несколько минут.
     Счастливый конец?
     Он был недоволен интонацией, промелькнувшей в  его  мозгу,  и  знаком
вопроса после этих слов.
     "Счастливый конец! - подумал он непреклонно, но интонация снова вышла
из-под контроля и снова получилось: - Счастливый конец?"



                               2. Автомобиль

     Когда самолет начал свое  долгое  снижение,  Грант  стал  следить  за
приближающимися огнями города с чувством значительного  облегчения.  Никто
никогда не  сообщал  ему  никаких  деталей,  касающихся  важности  доктора
Бенеша,  за  исключением  того   очевидного   факта,   что   он   является
ученым-перебежчиком, обладающим жизненно важной информацией. Говорили, что
он самый важный человек в мире, и пренебрегали объяснениями, почему.
     - Не нажимай, - говорили ему, - не подстегивай  лошадь.  Но  все  это
жизненно важно, невероятно важно. Делай его без напряжений; но помни,  что
от этого зависит все: твоя страна, твой мир, человечество.
     И вот дело сделано. Он никогда не смог бы сделать его, если бы они не
боялись убить Бенеша. В тот момент, когда они поняли, что убийство  Бенеша
единственный путь, который позволит свести партию хотя бы вничью, было уже
поздно, и он был таков.
     Пуля, скользнувшая по ребрам-все, чем заплатил за это Грант. Об  этом
позаботилась длинная тугая повязка.
     Он смертельно устал, устал физически, конечно, но так же  и  от  всей
этой безумной глупости. В колледже десять  лет  тому  назад  его  называли
Гранитный Грант, и он, как дурак, старался соответствовать  на  футбольном
поле этому своему прозвищу.
     Результатом  была  сломанная  рука,  но,  в  конце  концов,  он   был
достаточно удачлив и сохранил в неприкосновенности нос и  зубы,  благодаря
чему не утратил своей мужественной  красоты.  На  его  губах  промелькнула
легкая улыбка.
     И с того  времени  его  не  называли  по  имени.  Только  односложное
ворчание: Грант. Очень мужественный. Очень сильный.
     Ну и черт с ним. Все, что это ему  давало  -  усталость  и  возможные
перспективы укоротить жизнь. Ему только что перевалило за 30,  и  как  раз
настал момент вернуться к имени. Чарльз  Грант,  может  быть,  даже  Чарли
Грант. Старина Чарли Грант!
     Он поморщился, но  потом  снова  сурово  насупился.  Это  обязательно
будет. Старина Чарли. Вот как это было бы. Добрый,  нежный  старик  Чарли,
который любит посидеть в кресле-качалке. Ха,  Чарли,  хороший  денек.  Эй,
Чарли, похоже, будет дождь.
     Возьмись за легкую работу,  старина  Чарли,  и  лодырничай  до  самой
пенсии.
     Грант посмотрел в сторону Яна Бенеша.
     Он почувствовал что-то родное в этой копне седых волос, в этом лице с
сильным мясистым носом над растрепанными  пушистыми  усами,  тоже  седыми.
Карикатурист довольствовался бы только этим носом и  усами,  но  были  еще
глаза, спрятанные в четких линиях морщин, и горизонтальные линии,  никогда
не сходившие с его лба. Костюм Бенеша был довольно плохого покроя, но  они
уходили слишком поспешно, у них не было  времени  выбрать  хороший  фасон.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.