Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1883 году скончался(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он почувствовал, как начал дуть ветер, и услышал шелестящий звук.  Он
осторожно потянул свою приклеившуюся руку, освободил ее и  наклонил  тело,
подставляя его ветру. Воздушный  поток  толкнул  его  вниз,  и  ноги  тоже
оказались свободными.
     Теперь он падал камнем вниз с высоты, которая  в  его  масштабе  была
огромной.
     Он  знал,  что  с  точки  зрения  обычных  масштабов  он  должен  был
опускаться  вниз,  как  перышко,  но  то,  что  было  в  действительности,
соответствовало падению свинцового груза. Это  было  равномерное  падение,
без ускорения, так как большие молекулы воздуха (настолько большие, что их
почти можно было видеть, как говорил Мичелз), сталкиваясь с ним,  забирали
ту энергию, которая в противном случае затрачивалась бы на ускорение.
     Какая-нибудь бактерия, размером не больше, чем он, могла бы безопасно
проделать весь этот путь, но он, миниатюризированный человек,  был  сделан
из пятидесяти триллионов  клеток,  и  эта  сложная  структура  делала  его
достаточно  хрупким,  чтобы   разбиться   вдребезги   и   превратиться   в
миниатюризированную пыль.
     Думая об этом, он автоматически, подчиняясь инстинкту самосохранения,
вытянул руки, когда стенка альвеолы пронеслась близко от него.
     Он почувствовал быстрое  прикосновение,  стенка  мазнула  его  чем-то
влажным, и он оттолкнулся от нее, на мгновение приклеившись. Скорость  его
падения значительно уменьшилась.
     Снова вниз. Где-то под ним, когда он смотрел  вниз,  мигало  пятнышко
света, слабая точка. С безумной надеждой он следил за ним, не выпуская его
из поля зрения.
     Все еще вниз. Он беспорядочно отталкивался ногами, стараясь  обходить
выходы пластов пылевых камней, и  снова  натыкался  на  пористые  области.
Снова падение.
     Он отчаянно извивался, стараясь направить свое падение  на  крошечную
точечку света, и ему казалось, что он добился некоторого успеха. Но он  не
был в этом уверен.
     Он покатился вниз по пологому склону вдоль поверхности  альвеолы.  Он
набросил страховочный канат на пласт камней и с трудом удержался на нем.
     Точка света превратилась в небольшое сверкающее пятно футах в  50  от
него, как определил он. Это должна была быть щель, и  хотя  она  была  так
близко, он бы не смог ее найти если бы не луч света.
     Он ждал, пока прекратится вдох. За короткий промежуток времени  перед
выдохом он должен попасть в нее.
     Прежде чем  вдох  полностью  закончился,  скользя  и  карабкаясь,  он
преодолел пространство, отделяющее его от щели. В последний  момент  вдоха
альвеолярная  мембрана  натянулась,  задержалась  в  этом   положении   на
несколько секунд, а затем вместе с первыми признаками начала выдоха  стала
расслабляться.
     Грант  бросился  в  щель,  сиявшую  ярким  светом.  Он   ударился   о
поверхность раздела, которая спружинила, словно резиновая.
     Нож прорезал ее, появилась чья-то  рука  и  крепко  схватила  его  за
лодыжку. Он почувствовал, что его тянут вниз, и тут же по  свисту  в  ушах
ощутил начинавшуюся тягу воздуха вверх. Еще несколько рук схватили его  за
ноги, и он опустился вниз, снова очутившись в капилляре. Дыхание его  было
тяжелым и прерывистым.
     Наконец он сказал:
     - Спасибо! Я двигался на свет!  Я  не  мог  бы  отыскать  вас  другим
способом.
     - Мы не могли связаться с вами по радио, - сказал Мичелз.
     Кора улыбнулась ему.
     - Это была идея доктора Дьювала. Он велел "Протерусу" приблизиться  к
проему и светить носовым прожектором прямо в него. К тому же  он  расширил
проем.
     - Давайте вернемся на корабль, - сказал Мичелз. - Мы уже потеряли все
то время, которое могли позволить себе потерять.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.