Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он почувствовал, как начал дуть ветер, и услышал шелестящий звук.  Он
осторожно потянул свою приклеившуюся руку, освободил ее и  наклонил  тело,
подставляя его ветру. Воздушный  поток  толкнул  его  вниз,  и  ноги  тоже
оказались свободными.
     Теперь он падал камнем вниз с высоты, которая  в  его  масштабе  была
огромной.
     Он  знал,  что  с  точки  зрения  обычных  масштабов  он  должен  был
опускаться  вниз,  как  перышко,  но  то,  что  было  в  действительности,
соответствовало падению свинцового груза. Это  было  равномерное  падение,
без ускорения, так как большие молекулы воздуха (настолько большие, что их
почти можно было видеть, как говорил Мичелз), сталкиваясь с ним,  забирали
ту энергию, которая в противном случае затрачивалась бы на ускорение.
     Какая-нибудь бактерия, размером не больше, чем он, могла бы безопасно
проделать весь этот путь, но он, миниатюризированный человек,  был  сделан
из пятидесяти триллионов  клеток,  и  эта  сложная  структура  делала  его
достаточно  хрупким,  чтобы   разбиться   вдребезги   и   превратиться   в
миниатюризированную пыль.
     Думая об этом, он автоматически, подчиняясь инстинкту самосохранения,
вытянул руки, когда стенка альвеолы пронеслась близко от него.
     Он почувствовал быстрое  прикосновение,  стенка  мазнула  его  чем-то
влажным, и он оттолкнулся от нее, на мгновение приклеившись. Скорость  его
падения значительно уменьшилась.
     Снова вниз. Где-то под ним, когда он смотрел  вниз,  мигало  пятнышко
света, слабая точка. С безумной надеждой он следил за ним, не выпуская его
из поля зрения.
     Все еще вниз. Он беспорядочно отталкивался ногами, стараясь  обходить
выходы пластов пылевых камней, и  снова  натыкался  на  пористые  области.
Снова падение.
     Он отчаянно извивался, стараясь направить свое падение  на  крошечную
точечку света, и ему казалось, что он добился некоторого успеха. Но он  не
был в этом уверен.
     Он покатился вниз по пологому склону вдоль поверхности  альвеолы.  Он
набросил страховочный канат на пласт камней и с трудом удержался на нем.
     Точка света превратилась в небольшое сверкающее пятно футах в  50  от
него, как определил он. Это должна была быть щель, и  хотя  она  была  так
близко, он бы не смог ее найти если бы не луч света.
     Он ждал, пока прекратится вдох. За короткий промежуток времени  перед
выдохом он должен попасть в нее.
     Прежде чем  вдох  полностью  закончился,  скользя  и  карабкаясь,  он
преодолел пространство, отделяющее его от щели. В последний  момент  вдоха
альвеолярная  мембрана  натянулась,  задержалась  в  этом   положении   на
несколько секунд, а затем вместе с первыми признаками начала выдоха  стала
расслабляться.
     Грант  бросился  в  щель,  сиявшую  ярким  светом.  Он   ударился   о
поверхность раздела, которая спружинила, словно резиновая.
     Нож прорезал ее, появилась чья-то  рука  и  крепко  схватила  его  за
лодыжку. Он почувствовал, что его тянут вниз, и тут же по  свисту  в  ушах
ощутил начинавшуюся тягу воздуха вверх. Еще несколько рук схватили его  за
ноги, и он опустился вниз, снова очутившись в капилляре. Дыхание его  было
тяжелым и прерывистым.
     Наконец он сказал:
     - Спасибо! Я двигался на свет!  Я  не  мог  бы  отыскать  вас  другим
способом.
     - Мы не могли связаться с вами по радио, - сказал Мичелз.
     Кора улыбнулась ему.
     - Это была идея доктора Дьювала. Он велел "Протерусу" приблизиться  к
проему и светить носовым прожектором прямо в него. К тому же  он  расширил
проем.
     - Давайте вернемся на корабль, - сказал Мичелз. - Мы уже потеряли все
то время, которое могли позволить себе потерять.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.