Случайный афоризм
Нигде так сильно не ощущаешь тщетность людских надежд, как в публичной библиотеке. (Сэмюэл Джонсон)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Да?
     - Вы собираетесь завтра работать с лазером?
     - Это как раз сейчас я и пытаюсь выяснить. Если, конечно, вы мне  это
позволите, мисс Петерсон...
     - Моделью 6951 нельзя пользоваться.
     Дьювал опустил снимок и откинулся назад.
     - Почему нельзя?
     - Не совсем ясно. Я не могу его как следует  сфокусировать.  Полагаю,
что вышел из строя один из туннельных диодов, но  я  не  могу  определить,
какой именно.
     - Хорошо. Установите лазер, на  который  можно  положиться  в  случае
необходимости, и сделайте это, прежде чем уйдете. А завтра...
     - Завтра я выясню, что случилось с моделью 6951.
     - Да.
     Она повернулась, чтобы уйти, быстро взглянула на часы и сказала:
     - 21 минута. Говорят, что самолет прибудет вовремя.
     Он издал неясный звук, и она поняла, что он не расслышал. Она  вышла,
медленно и совершенно бесшумно закрыв за собой дверь.


     - Капитан Вильямс Оуэнс откинулся на мягкие подушки сиденья лимузина.
Он устало потер нос и стиснул широкие челюсти. Он ощутил,  как  автомобиль
приподнялся на мощных струях сжатого  воздуха,  а  затем  двинулся  вперед
совершенно плавно.
     Он не слышал даже шороха от работавших  турбин  двигателя,  хотя  500
лошадей грызли удила позади него.
     Через пуленепробиваемые стекла справа и слева он  мог  видеть  эскорт
мотоциклистов.
     Другие автомашины двигались впереди  и  сзади  него,  мерцая  в  ночи
яркими точками притушенных фар.
     Это выглядело так, как будто он был важной персоной - эта полувоенная
охрана - но это было, конечно, не ради него.
     Это было даже не ради того человека, которого они ехали  встречать  -
не ради того человека как такового. Только  ради  содержимого  его  и  его
великого мозга.
     Глава секретной службы сидел слева от Оуэнса.  Символом  этой  службы
была анонимность, так что оуэнс не был твердо  уверен  в  том,  как  зовут
этого человека неопределенного вида, который выглядел от очков без  оправы
до старомодных туфель, как профессор колледжа или продавец  галантерейного
магазина.
     - Полковник Гандер? - неуверенно произнес Оуэнс,  обмениваясь  с  ним
рукопожатием.
     - Гондер, - последовал быстрый ответ. - Добрый вечер, капитан Оуэнс.
     Они находились уже на подъезде  к  аэродрому.  Где  -  то  впереди  и
вверху, наверное,  на  расстоянии  не  больше  нескольких  миль  старинный
самолет готовился к посадке.
     - Великий день, да? - сказал Гондер тихо.
     Все в этом человеке, казалось,  таинственно  шептало,  даже  скромный
покрой его гражданского костюма.
     - Да, - ответил Оуэнс.
     Он старался не проявить напряженности в этом односложном ответе. И не
потому, что он действительно чувствовал напряжение, а потому, что  в  тоне
его голоса,  казалось  всегда  ощущалась  эта  напряженность,  вернее,  та
атмосфера  напряженности,  которая  как  бы  соответствовала  его  тонкому
сдавленному носу, его узким глазам и резко выступающим скулам.
     Это иногда мешало его карьере.  Некоторые  считали  его  нервничающим
тогда, когда он был совершенно спокоен. Во всяком случае, не  меньше,  чем
другие. С другой стороны, некоторые иногда уступали ему дорогу  только  по
этой причине, хотя он даже не  шевелил  рукой.  Так  что  положительные  и
отрицательные результаты уравнивались.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.