Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     "Протерус" двигался к ним с такой скоростью, что проем приближался  и
увеличивался с устрашающей быстротой.  Течение,  однако,  было  ровным,  и
корабль двигался в нем почти без вибрации.
     Затем  до  них  донесся  звук  громовых  ударов  желудочков,  главных
мускульных  камер  сердца,  когда  они  сокращались  в  систоле.   Створки
трехстворчатого клапана выпучились  в  противоположную  сторону,  медленно
сомкнулись с влажным чмокающим звуком, закрыв стенку длинной  вертикальной
бороздкой, разделившейся вверху на две части.
     По  другую  сторону  теперь  закрытого   клапана   находился   правый
желудочек. Когда этот желудочек сокращался,  кровь  не  могла  извергаться
через предсердие и вместо этого выталкивалась в легочную артерию.
     Грант сообщил наружу о грохочущих ударах.
     - Они  говорят,  еще  одно  сердцебиение  будет  последним.  Еще  они
говорят, что нам нужно подготовиться к нему лучше, или оно будет  и  нашим
последним  сердцебиением.  Как  только  клапан  снова  откроется,   Оуэнс,
постарайтесь проскочить его на предельной скорости.
     На лице капитана  было  выражение  полной  решимости,  как  рассеянно
отметил Грант, никакого страха.


     Радиоактивные датчики, ранее роившиеся вокруг головы  и  шеи  Бенеша,
теперь сгрудились над его грудной клеткой, над областью,  с  которой  было
снято термическое одеяло.
     Карта кровеносной системы на стене была теперь  увеличена  в  области
сердца и показывала только часть сердца -  правое  предсердие.  Светящаяся
точка, обозначавшая положение "Протеруса", плавно  продвигалась  по  полой
вене в предсердие, которое расширилось, когда они вошли в  него,  а  затем
сократилось.
     Корабль одним толчком был пронесен почти через всю длину предсердия к
трехстворчатому клапану, который тут же закрылся, как  только  они  прошли
его.  На  экране  осциллографа  каждый  удар  сердца  преобразовывался   в
волнообразный электронны всплеск, за которым тщательно следили.
     Аппарат для электрошока стоял  в  полной  готовности,  его  электроды
висели над грудью Бенеша.
     Началось последнее  сердцебиение.  Электронный  луч  на  осциллографе
начал двигаться вверх. Левый желудочек расслабился для  очередного  впуска
крови, при этом трехстворчатый клапан должен был открыться.
     - Пошел! - закричал техник, сидевший за экраном осциллографа.
     Два электрода опустились на  грудную  клетку,  стрелка  указателя  на
одном из лимбов пульта  тут  же  уперлась  в  красную  зону,  и  раздалось
надоедливое жужжание зуммера.
     Оно оборвалось и наступила тишина.
     Линия на экране осциллографа превратилась в прямую.
     Сообщение,  переданное  наверх,  в   наблюдательную   башенку,   было
лаконичным: "Сердце остановлено".
     Картер свирепо нажал кнопку секундомера, который был у него в  руках,
и секунды начали свой бег с невыносимой скоростью.


     Пять пар глаз смотрели вперед, на трехстворчатый клапан. Рука  Оуэнса
лежала на  рукоятке  акселератора.  Желудочек  расслабился,  и  полулунный
клапан где-то там,  в  конце  легочной  артерии,  должен  был  со  скрипом
закрыться. Кровь не могла  вернуться  из  артерии  в  желудочек,  об  этом
позаботился  клапан.  Звук  его  закрытия  наполнил  воздух  непереносимой
дрожью.
     Пока желудочек продолжал расслабляться, кровь должна  была  поступать
из другого направления - из  правого  предсердия.  Трехстворчатый  клапан,
расположенный  лицевой  стороной  к  противоположному  направлению,  начал
трепетать перед открытием.
     Мощная волнистая щель впереди начала  расширяться,  образуя  коридор,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.