Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

развилки и сможете потом спокойно двигаться в капиллярную сеть, не попадая
больше на развилки. Это понятно?
     - Все понятно.
     Грант  ждал,  наблюдая  через  окно.  В  какой-то  момент  он  уловил
отражение профиля  Коры  в  стекле  и  стал  его  рассматривать,  но  вид,
открывшийся  из  окна,  пересилил  даже  возможность  изучения  линии   ее
подбородка.
     Две  минуты.  Какими  они  могут  быть  длинными!  Две  минуты  в  их
миниатюризированном восприятии времени или  две  минуты  по  их  отметчику
времени? Он повернул голову, чтобы посмотреть на него. Отметчик  показывал
56. в то время, как он смотрел на него, цифры  на  нем  исчезли,  и  затем
очень неохотно появились темные и тусклые цифры 55.
     Вдруг последовал сильный рывок, и Грант чуть  не  вылетел  из  своего
кресла.
     - Оуэнс! - закричал он. - что случилось?
     - Мы на что-то наткнулись? - спросил Дьювал.
     Грант с трудом добрался до лестницы и ухитрился взобраться на нее.
     - Что-нибудь не в порядке? - спросил он.
     - Я не знаю.
     Лицо Оуэнса было искажено от напряжения.
     - Корабль не слушается управления.
     Снизу донесся голос Мичелза:
     - Капитан Оуэнс, исправьте курс. Мы приближаемся к стенке.
     - Я не знаю это, - задыхаясь, произнес Оуэнс. - Мы попали в  какое-то
течение...
     - Постарайтесь, - сказал Грант. - Сделайте все возможное.
     Он спустился вниз и,  прижимаясь  спиной  к  лестнице,  что  бы  быть
устойчивее при качке, сказал:
     - Откуда здесь может быть поперечное течение? Разве мы не движемся  с
артериальным потоком?
     - Да, - с нажимом произнес Мичелз. Его лицо было восковым. - Здесь не
может быть ничего, что прижимало бы нас подобным образом к стенке.
     Он указал на артериальную стенку,  теперь  намного  более  близкую  и
продолжающую приближаться.
     - Должно быть, что-то случилось с управлением. Если  мы  ударимся  об
стенку и повредим ее, за нами может образоваться тромб  и  закупорить  нас
здесь, или начнут реагировать белые кровяные тельца.
     - Но это невозможно в замкнутой системе, - сказал  Дьювал.  -  Законы
гидродинамики...
     - В замкнутой системе?
     Брови Мичелза взлетели вверх. С трудом, раскачиваясь, он добрался  до
своей карты и простонал:
     - Это бесполезно, мне нужно большее увеличение, я  не  могу  получить
его здесь. Будьте начеку, Оуэнс, держитесь дальше от стенки.
     - Я пытаюсь! - закричал  в  ответ  Оуэнс.  -  Я  вам  говорил,  здесь
течение, которое я не могу преодолеть.
     - Тогда не пытайтесь преодолеть его в лоб. Задайте  курс  кораблю,  а
сами старайтесь держать его параллельно стенке, - прокричал Грант.
     Они теперь были достаточно близко к стенке, чтобы рассмотреть  ее  во
всех подробностях. Пряди соединительной ткани, служившие ее основой,  были
похожи на  мостовые  фермы,  даже  на  готические  арки  желтого  цвета  и
мерцающие тонки слоем чего-то, что выглядело жировым веществом.
     Соединительные фермы раздвигались и наклонялись в стороны, словно вся
структура расширялась, застывала на  мгновение  в  нерешительности,  затем
снова двигалась,  и  пространство  между  фермами  покрывалось  складками.
Гранту не надо было спрашивать, что бы  понять,  что  он  видит  пульсацию
артериальной стенки в такт с биением сердца.
     Удары  по  кораблю  становились  все  сильнее.  Стенка   еще   больше
приблизилась и стала выглядеть неровной. В соединительных фермах появились
участки, где нити расплелись, как будто они противостояли яростному потоку

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.