Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

развилки и сможете потом спокойно двигаться в капиллярную сеть, не попадая
больше на развилки. Это понятно?
     - Все понятно.
     Грант  ждал,  наблюдая  через  окно.  В  какой-то  момент  он  уловил
отражение профиля  Коры  в  стекле  и  стал  его  рассматривать,  но  вид,
открывшийся  из  окна,  пересилил  даже  возможность  изучения  линии   ее
подбородка.
     Две  минуты.  Какими  они  могут  быть  длинными!  Две  минуты  в  их
миниатюризированном восприятии времени или  две  минуты  по  их  отметчику
времени? Он повернул голову, чтобы посмотреть на него. Отметчик  показывал
56. в то время, как он смотрел на него, цифры  на  нем  исчезли,  и  затем
очень неохотно появились темные и тусклые цифры 55.
     Вдруг последовал сильный рывок, и Грант чуть  не  вылетел  из  своего
кресла.
     - Оуэнс! - закричал он. - что случилось?
     - Мы на что-то наткнулись? - спросил Дьювал.
     Грант с трудом добрался до лестницы и ухитрился взобраться на нее.
     - Что-нибудь не в порядке? - спросил он.
     - Я не знаю.
     Лицо Оуэнса было искажено от напряжения.
     - Корабль не слушается управления.
     Снизу донесся голос Мичелза:
     - Капитан Оуэнс, исправьте курс. Мы приближаемся к стенке.
     - Я не знаю это, - задыхаясь, произнес Оуэнс. - Мы попали в  какое-то
течение...
     - Постарайтесь, - сказал Грант. - Сделайте все возможное.
     Он спустился вниз и,  прижимаясь  спиной  к  лестнице,  что  бы  быть
устойчивее при качке, сказал:
     - Откуда здесь может быть поперечное течение? Разве мы не движемся  с
артериальным потоком?
     - Да, - с нажимом произнес Мичелз. Его лицо было восковым. - Здесь не
может быть ничего, что прижимало бы нас подобным образом к стенке.
     Он указал на артериальную стенку,  теперь  намного  более  близкую  и
продолжающую приближаться.
     - Должно быть, что-то случилось с управлением. Если  мы  ударимся  об
стенку и повредим ее, за нами может образоваться тромб  и  закупорить  нас
здесь, или начнут реагировать белые кровяные тельца.
     - Но это невозможно в замкнутой системе, - сказал  Дьювал.  -  Законы
гидродинамики...
     - В замкнутой системе?
     Брови Мичелза взлетели вверх. С трудом, раскачиваясь, он добрался  до
своей карты и простонал:
     - Это бесполезно, мне нужно большее увеличение, я  не  могу  получить
его здесь. Будьте начеку, Оуэнс, держитесь дальше от стенки.
     - Я пытаюсь! - закричал  в  ответ  Оуэнс.  -  Я  вам  говорил,  здесь
течение, которое я не могу преодолеть.
     - Тогда не пытайтесь преодолеть его в лоб. Задайте  курс  кораблю,  а
сами старайтесь держать его параллельно стенке, - прокричал Грант.
     Они теперь были достаточно близко к стенке, чтобы рассмотреть  ее  во
всех подробностях. Пряди соединительной ткани, служившие ее основой,  были
похожи на  мостовые  фермы,  даже  на  готические  арки  желтого  цвета  и
мерцающие тонки слоем чего-то, что выглядело жировым веществом.
     Соединительные фермы раздвигались и наклонялись в стороны, словно вся
структура расширялась, застывала на  мгновение  в  нерешительности,  затем
снова двигалась,  и  пространство  между  фермами  покрывалось  складками.
Гранту не надо было спрашивать, что бы  понять,  что  он  видит  пульсацию
артериальной стенки в такт с биением сердца.
     Удары  по  кораблю  становились  все  сильнее.  Стенка   еще   больше
приблизилась и стала выглядеть неровной. В соединительных фермах появились
участки, где нити расплелись, как будто они противостояли яростному потоку

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.