Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что вы это поняли и не будете снова поднимать этот вопрос.
     В неверном мерцающем свете, отражающемся от внешнего мира, было  ясно
видно, что Дьювал нахмурился.
     - Ну, конечно, - нелюбезно сказал Он, - а они тем временем исчезнут.
     - Как только мы закончим работу, доктор Дьювал,  -  сказала  Кора,  -
появятся  усовершенствованные  методы  миниатюризации  на   неограниченное
время. Мы сможем  тогда  принять  участие  в  настоящей  исследовательской
экспедиции.
     - Да, я полагаю, что вы правы.
     - Стенка артерии справа, - сказал Оуэнс.
     "Протерус" описал длинную широкую дугу,  и  стенка  теперь  оказалась
примерно  в  ста  футах  от  него.  Немного  волнистая   янтарная   полоса
эпителиального слоя, образующая внутреннюю поверхность артерии, была  ясно
видна видна во всех подробностях.
     - Ха, - сказал Дьювал, - какой способ  наблюдать  за  атеросклерозом!
Можно сосчитать бляшки.
     - Их можно так же и соскрести, не правда ли? - спросил Грант.
     - Конечно. Заглянем в  будущее.  В  засоренную  артериальную  систему
можно отправить корабль, разрыхляющий и отделяющий склеротические области,
разрушающий их,  просверливающий  и  расширяющий  сосуды.  Весьма  дорогое
лечение, однако.
     - Может быть, это можно будет в конечном  итоге  автоматизировать,  -
сказал Грант. - Наверное, можно послать  маленьких  домашних  роботов  для
очистки этой кутерьмы. Или каждому человеку в раннем детстве можно  ввести
постоянный источник таких кораблей-чистильщиков. Взгляните на ее длину.
     Теперь  они  находились  еще  ближе  к  стенке,  и   движение   из-за
турбулентности вблизи нее стало более неровным. Перед  ними  простиралась,
насколько хватало глаз, стена, несчитанные мили, до очередного поворота.
     - Кровеносная система, - сказал Мичелз, - считая все  сосуды,  вплоть
до самых маленьких, составляет, как я уже говорил вам  раньше,  сто  тысяч
миль в длину, если их вытянуть в одну линию.
     - Неплохо, - сказал Грант.
     - Сто тысяч миль  в  нормальной  шкале.  А  в  нашей  теперешней  это
составит...
     Он сделал паузу, чтобы прикинуть, а потом продолжал:
     - Это составит более трех триллионов миль - половину светового  года.
Проехать по  каждому  из  кровеносных  сосудов  Бенеша  в  нынешнем  нашем
состоянии почти эквивалентно путешествию к звездам.
     Он выглядел измученным. Ни благополучное до сих пор  путешествие,  ни
окружающая их красота, казалось не утешали его.
     Грант старался выглядеть бодрым.
     - В конце концов, Броуновское движение оказалось не таким уж опасным,
- сказал он.
     - Действительно, - согласился  Мичелз.  -  Не  очень  хорошо  у  меня
получилось, когда мы впервые обсуждали этот вопрос.
     - Так же, как и у Дьювала только что в вопросе о взятии пробы.  Я  не
думаю, чтобы у кого-нибудь из вас все по-настоящему хорошо получалось.
     Мичелз сдержал себя.
     - Желание остановиться из-за образцов типично для  целеустремленности
Дьювала.
     Он покачал головой и  повернулся  к  карте  на  закругленном  столике
против стены.
     Эта карта с двигающейся световой точкой была  дубликатом  большей  по
размеру карты в наблюдательной башне и меньшей карте в рубке Оуэнса.
     - Какова наша скорость, Оуэнс? - спросил он.
     - 15 узлов в нашей шкале.
     - Конечно, в нашей шкале, - сказал Мичелз раздраженно.
     Он вынул из кармана счетную линейку и произвел быстрые вычисления.
     - Мы будем у развилки через две минуты. Когда повернете, держитесь от
стенки на таком же расстоянии. Так вы благополучно доберетесь до  середины

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.