Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вытянулся в сторону стенки артерии,  и  вся  масса,  казалось,  выливалось
через него.  Он  побледнел,  заслонился  другими  объектами,  затерялся  в
водовороте.
     - Что это было? - спросил Грант.
     - Белое кровяное  тельце.  Здесь  их  немного,  по  крайней  мере,  в
сравнении с красными кровяными тельцами. На одно  белое  приходится  около
шестьсот пятидесяти красных. Но белые значительно больше и могут двигаться
самостоятельно. Некоторые их них могут вообще прокладывать себе  путь  вне
кровяных сосудов. В нашей шкале  размеров  это  просто  пугающие  объекты.
Хотелось бы и мне быть столь же внушительным.
     - Они мусорщики человеческого тела, не так ли?
     - Да. Мы размером в бактерию, но у  нас  металлическая  шкура,  а  не
слизистая полисахаридная  оболочка.  Я  уверен,  что  белые  тельца  могут
улавливать эту разницу, и до тех  пор,  пока  мы  не  повредим  окружающие
ткани, они не будут реагировать на нас.
     Грант  попытался  не  обращать  слишком  пристального   внимания   на
отдельные объекты и охватить всю панораму в целом.  Он  отступил  назад  и
прищурил глаза.
     Это был танец! Каждый объект трепетал на своем месте. Чем меньше  был
объект, тем более резко выраженным был его трепет. Это  был  колоссальный,
буйный балет, в  котором  хореограф  сошел  с  ума,  а  танцоры  не  могут
вырваться из объятий вечной безумной тарантеллы.
     Грант закрыл глаза.
     - Вы ощущаете его? Я думаю, это Броуновское движение.
     - Да, я это чувствую, - ответил Оуэнс. - Это  не  так  плохо,  как  я
предполагал. Поток крови вязкий, значительно  более  вязкий,  чем  соляной
раствор, в котором мы были, а большая вязкость гасит колебания.
     Грант чувствовал, как корабль дергается у него под ногами то в  одну,
то в другую сторону, но вяло, а не резко, как тогда, когда они  находились
в шприце. Протеин, входивший в состав  жидкой  части  крови,  "протеиновая
плазма" (эти слова всплыли  в  голове  Гранта  откуда-то  из  подсознания)
успокаивала корабль.
     Совсем неплохо. Он почувствовал  прилив  бодрости.  Наверное,  и  все
остальное будет хорошо.
     - Теперь я советую вам всем возвратится на свои места. Мы по  артерии
скоро достигнем мозга. Я собираюсь приблизиться к одной из стенок.
     Все, кроме Оуэнса, уселись в свои кресла, продолжая  жадно  впитывать
все, что они наблюдали вокруг.
     - Я думаю, просто стыдно, что у нас будет всего  несколько  минут  на
все это, - сказала Кора. - Доктор Дьювал, а вот это кто такие?
     Группа совсем крошечных структур,  слипшихся  вместе  и  образовавших
компактную трубчатую  спираль,  проплывала  мимо  них.  За  ней  следовало
несколько других, расширявшихся и сжимавшихся при движении.
     - О, - сказал Дьювал, - я не могу определить, что это такое.
     - Вирус, вероятно, - предположила Кора.
     - Я думаю, они немного велики для вируса,  и  определенно  я  еще  не
видел таких. Оуэнс, у нас есть оборудование для взятия проб?
     - Мы можем выйти из корабля, если захотим, доктор, - ответил Оуэнс, -
но мы не можем остановиться для взятия пробы.
     -  Так  пойдемте  сейчас  же.  Такой  случай  нам  может  больше   не
представится.
     Дьювал вскочил в возбуждении.
     - Возьмем кусочек этого в корабль. Мисс Петерсон, вы...
     - У корабля есть задание, доктор, - сказал Оуэнс.
     - Это не имеет значения для... - начал  Дьювал.  И  замолчал,  ощутив
крепкую руку Гранта на своем плече.
     - Если вы не возражаете, доктор, - сказал Грант, - давайте  не  будем
спорить по этому поводу. У нас есть дело, которое мы должны сделать, и  мы
не остановимся, что бы что-то схватить, и не повернем назад, что бы что-то
схватить, а так же не спустимся вниз, что бы что-то  схватить.  Я  считаю,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.