Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Но ваша ассистентка, очевидно, нет. Если этот корабль будет  разбит
на куски, то после того, как пройдет шестьдесят - нет, пятьдесят девять  -
минут, каждый кусок, каким бы малым он ни был,  увеличится  до  нормальной
величины.  Даже  если  корабль  будет  разложен  на  атомы,  каждый   атом
увеличится, и Бенеш повсюду будет  начинен  веществом,  состоящим  из  нас
самих и нашего корабля.
     Мичелз  издал  глубокий  вздох,  прозвучавший  почти  как  хрип.   Он
продолжал:
     - Нас несложно извлечь из тела Бенеша, когда мы находимся в целости и
сохранности. Если же корабль окажется разбитым на куски, не будет  никакой
возможности вынуть каждый кусок из тела. Что бы ни было сделано, останется
еще достаточно для того, чтобы убить его во время деминиатюризации. Вы это
понимаете?
     Кора, казалось, съежилась под грузом этих аргументов.
     - Я не думала об этом.
     - Ну, так подумайте об этом, - сказал Мичелз. -  И  вы  тоже,  Оуэнс.
Теперь я снова хочу узнать, выдержит ли "Протерус" Броуновское движение. Я
имею в виду, не только до тех пор, пока мы доберемся до тромба, а  до  тех
пор, пока мы, покончив с ним, не  вернемся.  Подумайте  над  тем,  что  вы
скажите, Оуэнс. Если вы решите, что корабль не выдержит, то  мы  не  имеем
права входить внутрь.
     - Но тогда, -  прервал  его  Грант,  -  прекратите  грозить  и  дайте
возможность высказаться капитану Оуэнсу.
     - Я пришел к окончательному мнению,  -  настойчиво  заявил  Оуэнс,  -
когда почувствовал частичное действие Броуновского  движения,  которое  мы
сейчас испытываем. Я думаю, исходя из нынешнего состояния, что  мы  сумеем
выстоять все шестьдесят минут в условиях полной нагрузки.
     - Тогда есть вопрос: можем ли мы пойти на риск, основываясь только на
ощущения капитана Оуэнса?
     - Вовсе нет, - сказал Грант. - Вопрос стоит так: принимаю ли я оценку
ситуации, данную капитаном Оуэнсом. Вспомните, пожалуйста, слова  генерала
Картера,  что  стратегическое  решение  должен  принимать  я.  Я  принимаю
заявление Оуэнса просто потому, что у нас нет никого более авторитетного и
лучше знающего корабль.
     - Ну, каково же решение? - спросил Мичелз.
     - Я принимаю оценку Оуэнса. Мы продолжаем нашу миссию.
     - Я согласен с вами, Грант, - сказал Дьювал.
     Мичелз, слегка вспыхнув, кивнул головой.
     - Хорошо, Грант. Я просто высказал то, что считал правильным  с  моей
точки зрения.
     Он сел на свое место.
     - Это была исключительно правильная точка зрения, - сказал Грант, - и
я рад, что вы обнародовали ее.
     Он остался стоять у окна.
     Кора подошла к нему и тихо сказала:
     - Вы не выглядите испуганным, Грант.
     Он весело улыбнулся.
     - О, это просто потому, что я хороший актер, Кора. Если бы кто-нибудь
еще,  несущий  ответственность  за  принятое  решение,   я   произнес   бы
потрясающую речь в поддержку  любого  этого  мнения.  Видите  ли,  я  могу
струсить, но я стараюсь не принимать трусливых решений.
     Кора некоторое время разглядывала его.
     - Я должна заметить, мистер Грант, что вы иногда затрачиваете  ужасно
много сил, что бы выглядеть хуже, чем вы действительно есть.
     - О, я не думаю. Просто у меня...
     В  этот  момент  "Протерус"  конвульсивно  дернулся  сначала  в  одну
сторону, потом в другую с большей амплитудой.
     "Господи, - подумал Грант, - нас бьют."
     Он схватил Кору за локоть и толкнул ее  к  сидению,  затем  с  трудом
добрался до собственного, в то время как Оуэнс, раскачиваясь и спотыкаясь,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.