Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Мичелз спросил:
     - Вы ожидали волн, мистер Грант?
     - Да, конечно.
     - Должен сознаться, что  и  я  тоже.  Человеческое  сознание,  мистер
Грант, смешная штука. Оно  всегда  ожидает  увидеть  то,  что  уже  видело
однажды. Мы миниатюризированы и опущены в небольшой контейнер с водой. Для
нас он выглядит как озеро, поэтому мы ожидаем волны, пену,  буруны  и  так
далее. Но хоть оно и кажется нам озером, на  самом  деле  оно  таковым  не
является. Это просто небольшой контейнер с водой,  и  в  нем  есть  только
рябь, а не волны. И неважно, во сколько раз вы  увеличите  рябь,  она  все
равно никогда не будет похожа на волну.
     - Довольно интересно, однако, - сказал Грант.
     Толстые  валы  жидкости,   которые   по   обычной   шкале   измерений
представляли  собой  крошечную   рябь,   продолжали   двигаться   снаружи.
Отраженные от далекой стены, они возвращались и  создавали  интерференцию,
которая разбивала валы на отдельные возвышенности, на  которых  "Протерус"
резко поднимался и опускался.
     - Интересно? - возмущенно сказала Кора. - И это все,  что  вы  можете
сказать? Это просто изумительно!
     -  Дело  его  рук,  -  добавил  Дьювал,  -  величественно  при  любом
увеличении.
     -  Прекрасно,  -  сказал  Грант.  -  Я  это  покупаю.  Изумительно  и
величественно. Вот чек. Только еще немного тошноты, знаете ли.
     - О, мистер Грант, - сказала Кора, - вы  обладаете  способностью  все
опошлять.
     - Простите, - сказал Грант.
     Зазвучало радио, и Грант снова послал в ответ  "Все  в  порядке".  Он
подавил в себе желание сообщить: "У всех морская болезнь".
     Все же даже Кора стала выглядеть несколько стесненно.  Вероятно,  все
это не укладывалось в ее голове.
     - Мы должны управлять погружением вручную, - сказал Оуэнс.  -  Грант,
освободитесь от своих ремней и откройте клапаны номер один и два.
     Грант нетвердо встал на ноги, наслаждаясь ощущением даже ограниченной
свободы перемещения, и направился к дроссельному клапану, обозначенному на
переборке номером один.
     - Я позабочусь о втором, - сказал Дьювал.
     Их глаза встретились, и Дьювал, словно смущенный неожиданным  близким
ощущением  другой  человеческой  личности,  неуверенно  улыбнулся.   Грант
улыбнулся  в  ответ  и   подумал   возмущенно:   "Как   она   может   быть
сентиментальной с этой бесчувственной глыбой?"
     Когда  клапаны  были  открыты,  окружающая  их  жидкость  хлынула   в
соответствующие отсеки корабля, и ее уровень вокруг стал  подниматься  все
выше и выше. Грант поднялся на несколько ступенек по лестнице,  ведущей  к
верхнему куполу, и сказал:
     - Как это выглядит, капитан Оуэнс?
     Оуэнс покачал головой.
     -  Трудно  сказать.  Показания  на   шкалах   приборов   недостаточно
отчетливы. Они были сконструированы в расчете  на  настоящий  океан.  Черт
побери, я никогда не предназначал "Протерус" для этого!
     - Моя мать тоже никогда не предназначала меня для этого, если  уж  на
то пошло, - сказал Грант.
     Теперь они погрузились полностью.
     Дьювал закрыл оба клапана, и Грант вернулся на свое место.
     Он надел ремни и почувствовал  себя  почти  роскошно.  Сразу  же  под
поверхностью жидкости беспорядочные взлеты и  падения  на  крошечной  ряби
прекратились и наступила благодатная неподвижность.


     Картер попробовал разжать кулаки. До сих пор все шло хорошо.  И  "все
хорошо" сообщали  из  корабля,  который  теперь  превратился  в  маленькую

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.