Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1883 году скончался(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ниже изредка появляющейся серьезности, которую он сам,  казалось,  никогда
не воспринимал слишком серьезно.
     В руках у него  была  непременная  карта  или  что-то  подобное.  Для
полковника Рейда эти карты были  одинаковы  -  каждая  представляла  собой
безнадежно запутанный лабиринт, а собранные вместе,  они  увеличивали  эту
безнадежность во много раз.
     Время от времени Мичелз пытался объяснять эти карты  ему  или  любому
другому - Мичелз был полон страстного желания объяснять это всем.
     Оказывается, поток крови метился с  помощью  введения  в  него  слабо
радиоактивного вещества, и организм (это мог быть как человек, так и мышь)
после  этого  содержал  в  себе,  так  сказать,  собственного   фотографа,
работающего на лазерном принципе, дающем объемное изображение.
     - Ну, неважно, как, - говорил Мичелз в этом  месте.  -  Вы  получаете
картину всей кровеносной системы в трех измерениях,  которая  потом  может
быть записана в виде  большого  количества  сечений  и  проекций,  сколько
потребуется для работы.  Если  изображение  соответственно  увеличить,  вы
сможете проникнуть в мельчайшие капилляры. Вам это, вероятно,  понятно.  И
это делает из меня настоящего географа,  -  добавлял  Мичелз.  -  Географа
человеческого тела, наносящего на карту его реки и заливы,  его  фиорды  и
ручьи. Многие из них более запутаны, чем любые  другие  на  земле,  уверяю
вас.
     Рейд взглянул на карту через плечо Мичелза и спросил:
     - А это чья, Макс?
     - Не того, о ком бы стоило говорить.
     Мичелз отложил ее в сторону.
     - Я жду вот и все. Другие во время ожидания  читают  книгу.  Я  читаю
кровеносную систему.
     - Вы тоже ждете, а? Так же, как и он?
     Рейд кивнул головой в направлении кабинета Картера.
     - Ждете того же самого?
     - Жду, когда Бенеш будет здесь. Конечно.  И  еще,  знаете  ли,  я  не
совсем верю в это.
     - Не верите во что?
     - Я не уверен, что у этого человека есть то,  о  чем  он  говорит.  Я
физиолог, конечно, а не физик.
     Мичелз пожал плечами, словно подтрунивая над самим собой.
     - Но я предпочитаю верить специалистам. Они утверждают,  что  это  не
тот путь. Я слышал, они говорят,  что  принцип  неопределенности  не  дает
возможности осуществить это дальше, чем на определенное время. А можете ли
вы поспорить с принципом неопределенности?
     - Я тоже не специалист, Макс, но те же самые специалисты говорят нам,
что Бенеш - самый большой специалист в этой  области.  Другая  сторона,  у
которой он был, сохраняла равенство с нами только благодаря ему. У них нет
больше никого из перворазрядных специалистов, в то время как  у  нас  есть
Залецкий,  Крамер,  Ритчхейм,  Линдсей  и  все  остальные.  И  наши  самые
значительные лица верят, что если он говорит, что у него что-то  есть,  то
это действительно так.
     - Верят? Или просто считают,  что  мы  не  можем  себе  позволить  не
использовать этот шанс?
     В конце концов, даже если окажется, что у него ничего нет,  мы  будем
победителями  и  в  этом  случае.  Другая   сторона   больше   не   сможет
воспользоваться его услугами.
     - Зачем ему лгать?
     - Почему бы и нет? - сказал Мичелз. - Благодаря этому его вытаскивают
оттуда и привозят сюда,  где,  как  я  полагаю,  ему  хочется  быть.  Если
окажется, что у него ничего нет, мы же не отправим его обратно, не  правда
ли? Кроме того, он может и не лгать, он может просто ошибаться.
     - Уф-ф...
     Рейд наклонил свое кресло назад и положил ноги  на  письменный  стол,
совсем не по-полковничьи.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.