Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он с ужасом осознал, что его лоб  тоже  мокрый,  наверное,  такой  же
мокрый, как у Мичелза, и что Кора смотрит на него с выражением, которое он
тут же определил как презрение.
     Неожиданно он сказал:
     - А вы исповедались в ваших грехах, мисс Петерсон?
     Она холодно ответила:
     - Какие грехи вы имеете в виду, мистер Грант?
     Он не нашел, что ответить и на это  ее  замечание,  а  потому  тяжело
откинулся в кресле и стал смотреть вверх на миниатюризатор, который теперь
находился точно над ними.
     - Что  вы  чувствуете,  когда  подвергаетесь  миниатюризации,  доктор
Мичелз?
     - Ничего, я полагаю. Это форма движения, сжатие внутрь,  и  если  оно
происходит с постоянной скоростью, то вы не ощутите ничего более, чем  при
движении вниз по эскалатору.
     - Но это теоретически.
     Грант не отводил глаз от миниатюризатора.
     - А каковы действительные ощущения?
     - Я не знаю. Я никогда их не испытывал. Однако  животные  в  процессе
миниатюризации не проявляют не малейшего беспокойства. Они  не  прекращают
своих занятий, я сам это видел.
     - Животные?
     Грант повернулся и уставился на Мичелза с неожиданным возмущением.
     - А какой-нибудь человек был когда-нибудь подвергнут миниатюризации?
     - Я боюсь, - сказал Мичелз, - что нам оказана честь быть первыми.
     - Как волнующе! Тогда позвольте  задать  еще  один  вопрос.  В  каком
соотношении любое живое существо - вообще любое - было миниатюризировано?
     - Пятьдесят, - коротко ответил Мичелз.
     - Что?
     - Пятьдесят.  Это  означает  такое  уменьшение,  когда  все  линейные
размеры составят одну пятидесятую нормальных.
     - Это как бы меня уменьшали до высоты около полутора дюймов?
     - Да.
     - Но мы пойдем гораздо дальше.
     - Да. Приблизительно до миллиона, я полагаю. Оуэнс вам может сообщить
точную цифру.
     - Точная цифра не имеет значения. Главное заключается в том, что  это
намного больше, чем достигнутая когда-либо прежде степень миниатюризации.
     - Совершенно верно.
     - И вы  считаете,  что  мы  выдержим  этот  поток  почестей,  который
обрушится на нас на пути первооткрывателей?
     - Мистер Грант, -  сказал  Мичелз,  неизвестно  где  найдя  силы  для
продолжения разговора в шутливом тоне, - я боюсь, что мы  будем  вынуждены
это вынести. Мы уже подвергаемся миниатюризации прямо  сейчас  и  явно  не
ощущаем этого.
     - Важные же мы будем шишки! - пробормотал Грант.
     Он снова посмотрел вверх с холодным и напряженным вниманием.
     Нижняя  часть  миниатюризатора  пылала  бесцветным  цветом,   который
сверкал,  не  ослепляя.  Казалось,  он   воспринимался   не   глазами,   а
непосредственно нервными окончаниями, потому что когда Грант закрыл глаза,
все окружающие предметы  исчезли,  а  свет  остался  видимым  как  обычное
бесцветное излучение.
     Мичелз, очевидно, заметил, как Грант безрезультатно закрывает  глаза,
так как сказал:
     - Это не свет. Это вообще не электромагнитные  колебания.  Это  форма
энергии, не существующая в нашей обычной вселенной.  Она  воздействует  на
нервные окончания, и наш мозг интерпретирует это  как  свет,  так  как  не
может интерпретировать иным образом.
     - Это в какой-то степени опасно?
     - Нет, насколько мне известно, но я должен  отметить,  что  ничто  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.