Случайный афоризм
Величайшее сокровище - хорошая библиотека. (Виссарион Григорьевич Белинский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

рядом с ним Мичелз ухитрился выдавить слабую улыбку.
     - Да, это да...


     Картер следил за ними из наблюдательной башенки. Он  поймал  себя  на
том, что хотел бы скорее быть внутри "Протеруса", чем вне его.  Это  будет
трудный час, и он желал бы в каждый момент знать о  происходивших  в  этот
момент событиях.
     Он вздрогнул от неожиданной резкой  дроби  радиограммы,  прозвучавшей
через внешнюю сеть. Его помощник за приемным аппаратом тихо сказал:
     - "Протерус" сообщает, что все в порядке.
     Картер произнес:
     - Миниатюризатор!
     Соответствующая кнопка с надписью  "МИН"  на  соответствующей  панели
была нажата соответствующим пальцем соответствующего техника. "Это  как  в
балете, - подумал Картер, - где каждый на своем месте  и  каждое  движение
расписано - в танце, окончание которого никто не может предвидеть".
     В  результате  нажатия  кнопки  стена  в  одном  конце  комнаты   для
миниатюризации исчезла. Из нее начал постепенно вылезать огромный ячеистый
диск,  подвешенный  к  проложенному  по  потолку  рельсу.  Он  двигался  к
"Протерусу" и над ним, перемещался медленно и плавно на воздушной подушке,
которая создавала его подвеску с зазором в одну десятую дюйма от рельса.


     Находившиеся в "Протерусе" ясно  видели  этот  диск  с  геометрически
правильными ячейками. Он приближался, похожий на покрытой оспой чудовище.
     Лоб и лысина Мичелза покрылись испариной.
     - Это миниатюризатор, - сказал он сдавленным голосом.
     Грант открыл было рот, но Мичелз поспешно добавил.
     - Не спрашивайте меня, как он действует. Оуэнс знает, а я нет.
     Грант невольно бросил быстрый взгляд назад и вверх  Оуэнса,  который,
казалось, стал еще более напряжен и строг. Ясно была видна одна его  рука,
сжимавшая рычаг, который, как предположил Грант, был одним из самых важных
органов управления кораблем.
     Оуэнс сжимал его так, словно ощущение чего-то материально  доставляло
ему удовольствие. Или, может быть, прикосновение к части корабля,  который
он сам спроектировал, успокаивало его. Он  больше,  чем  кто-либо  другой,
должен был ощущать прочность -  или  хрупкость  -  купола  башни,  который
должен был сохранить  вокруг  них  микроскопическую  частичку  нормального
мира.
     Грант посмотрел назад и встретился взглядом с Дьювалом,  тонкие  губы
которого растянулись в слабой улыбке.
     -  Вы  выглядите  встревоженным,  мистер   Грант.   Разве   сохранять
спокойствие  в  опасных  ситуациях  не  является  вашим   профессиональным
качеством?
     - Черт побери! Сколько еще  лет  публику  будут  кормить  сказками  о
секретных агентах?  Нет,  доктор,  -  спокойно  сказал  Грант,  -  в  моей
профессии быть спокойным в опасных ситуациях - значит, быстро умереть.  От
нас только ожидают, что мы будем действовать с умом, независимо  от  наших
ощущений. А вы, как я вижу, не встревожены.
     - Нет. Я заинтересован. Я пропитан чувством  удивления.  Я  полностью
заинтересован, заинтригован и возбужден, но не встревожен.
     - Каковы наши шансы погибнуть, с вашей точки зрения?
     - Я надеюсь, небольшие. В любом случае, я нахожу утешение в  религии.
Я исповедался, и для меня смерть - всего лишь дверь.
     У Гранта не нашлось достойного ответа на эту тираду, и он  промолчал.
Для него смерть была белой стеной, имеющей лишь одну сторону, но он должен
был признать, что, какой бы логичной не казалась эта мысль, она  давала  в
данный момент небольшое утешение, в противовес червячку тревоги,  который,
как правильно заметил Дьювал, лежит, свернувшись, в его мозгу.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.