Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что я не Бенеш. Так или иначе, но он говорит, что может это сделать, а  мы
не можем себе позволить не верить ему.  Так  же,  как  и  другая  сторона,
поэтому они и пытались убить его.
     Они поднялись на верхнюю площадку эскалатора,  и  Мичелз  должен  был
остановиться там на короткое время, чтобы закончить свою  речь.  Затем  он
направился к эскалатору, чтобы подняться на следующий этаж.
     - Теперь, Грант, вы должны понимать, что нам нужно сделать  -  спасти
Бенеша. И почему мы должны это сделать - ради той  информации,  которая  у
него есть. И как мы должны это сделать - с помощью миниатюризации.
     - Почему с помощью миниатюризации?
     - Потому что до мозгового  тромба  невозможно  добраться  снаружи.  Я
говорил вам об этом. Поэтому мы миниатюризируем подводную лодку, введем ее
в артерию и с капитаном Оуэнсом за пультом управления и со мной в качестве
штурмана поплывем к тромбу. Там Дьювал и  его  ассистентка  мисс  Петерсон
будут проводить операцию.
     Глаза Гранта широко раскрылись.
     - А я?
     - Вы будете с нами в качестве  члена  команды.  Очевидно,  вы  будете
осуществлять общее руководство.
     - Ну уж нет, - резко сказал Грант. - Я  не  соглашусь  участвовать  в
таком деле. Ни одной минуты.
     Он повернулся и стал спускаться  по  поднимающемуся  эскалатору,  что
имело небольшой успех. Мичелз следовал за ним.
     - Ведь рисковать - ваша работа, не так ли?
     - Риск по моему собственному выбору. Риск, к которому я привык. Дайте
мне на размышление о миниатюризации столько же  времени,  сколько  было  у
вас, и я рискну.
     - Мой дорогой Грант, вашего согласия никто не спрашивает.  Я  считаю,
что вы годитесь для этого дела. И теперь я объяснил вам  его  важность.  В
конце концов, я тоже отправляюсь в это путешествие, а я не так молод,  как
вы, и никогда не играл в футбол. Думаю, что тут все правильно. Я  нуждался
бы в вас,  чтобы  поддержать  бодрость  духа  во  время  работы,  так  как
храбрость - ваша работа.
     - Если это так, то я занимаюсь грязным делом, - пробормотал Грант.
     Затем не к месту, почти раздраженно, он добавил:
     - Я хочу кофе.
     Он продолжал стоять и позволил эскалатору снова поднять его наверх. У
верхней площадки эскалатора была дверь с надписью "Комната заседаний". Они
вошли.


     Грант воспринимал содержимое этой комнаты по частям. Первое,  что  он
увидел, это край занимающего центр  комнаты  длинного  стола,  на  котором
стоял многоячеечный кофейный автомат и поднос с сэндвичами.
     Он сразу же направился туда. И  только  после  того,  как  он  осушил
наполовину черное и горячее содержимое чашки, закусив его соразмерным себе
куском сэндвича, его внимание привлек пункт второй.
     Это была ассистентка Дьювала, очень хорошенькая мисс Петерсон -  так,
кажется, ее зовут? Она смотрела ему прямо в рот и стояла слишком близко  к
нему. Грант почувствовал, что ему будет трудно полюбить хирурга, и  только
после этого он стал воспринимать остальное содержимое комнаты.
     На одном конце стола сидел  с  раздраженным  видом  человек  в  форме
полковника. Одной рукой он медленно вертел  пепельницу,  в  то  время  как
пепел от его сигареты падал на пол. Он с нажимом сказал Дьювалу:
     - Я изложил свою позицию совершенно ясно.
     Грант  узнал  капитана  Оуэнса,  стоявшего  у  портрета   президента.
Энергичность и улыбка, которые он видел в  аэропорту,  исчезли,  на  одной
щеке виднелся кровоподтек. Он выглядел усталым  и  расстроенным,  и  Грант
испытал к нему сочувствие.
     - Кто этот полковник? - тихо спросил Грант Мичелза.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.