Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мог бы никогда и не покидать ту сторону.
     - Когда я ехал сюда, я проезжал огороженное место...
     - Это то самое место. Еще пять кварталов, и он был бы в безопасности.
     - Что с ним?
     - Повреждение мозга. Его нужно оперировать - и для  этого  вы  нам  и
нужны.
     - Я? - спросил Грант. - Послушайте, генерал, в  мозговой  хирургии  я
ребенок. И я завалил анатомию мозга в университете.
     Картер не  отреагировал  на  слова  Гранта,  и  тот  почувствовал  их
несерьезность.
     - Пойдемте со мной, - сказал Картер.
     Грант последовал за ним через дверь вниз по крутому коридору в другую
комнату.
     - Центральный пульт управления, - коротко пояснил Картер.
     Стены были усеяны  телевизионными  экранами.  Кресло  в  центре  было
наполовину окружено полукруглой консолью с переключателями, расположенными
на наклонном пульте.
     Картер сел, в то время как Грант остался стоять.
     - Разрешите мне обрисовать вам суть дела. Вы знаете, что между нами и
ими существует патовое положение.
     - И длительное время. Конечно.
     - Патовое положение, в конце концов, не  такая  уж  плохая  вещь.  Мы
состязаемся, мы все время пугаем друг друга, и мы достаточно много сделали
на этом пути. И мы, и они. Но  если  это  патовое  положение  должно  быть
нарушено, оно должно нарушиться в нашу пользу.  Я  надеюсь,  вы  понимаете
это.
     - Я думаю, что понимаю, генерал, - сухо сказал Грант.
     - Бенеш олицетворяет собою возможность такого нарушения. Если  бы  он
мог рассказать нам то, что знает...
     - Могу я задать вопрос, Сэр?
     - Давайте.
     - Что он знает? Что это такое?
     - Еще нет. Подождите немного. Сущность информации в данный момент  не
самое главное. Позвольте мне продолжить... Если бы он мог  рассказать  нам
то, что он знает, равновесие было бы нарушено в нашу пользу. Если он умрет
или если даже он выкарабкается, он не сможет дать  нам  нужную  информацию
из-за повреждения мозга, то патовое состояние будет продолжаться.
     - Не считая общечеловеческой скорби о потере великого ума,  мы  можем
сказать, что сохранение патового положения не так уж плохо.
     - Да, если ситуация такова, как я вам ее описал. Но она может быть  и
иной.
     - Что вы имеете в виду?
     - Поговорим о Бенеше. Он известен умеренными взглядами, но у  нас  не
было  никаких  указаний  на  то,  что  у  него   существовали   трения   с
правительством. Он проявлял все признаки лояльности почти 25  лет,  и  его
высоко ценили.
     А теперь он вдруг дезертирует.
     - Потому что он хочет нарушить равновесие в нашу пользу.
     - Хочет ли? Или, может быть, он уже сообщил о  своей  работе,  прежде
чем уяснил всю ее значительность, достаточно много для того, что  бы  дать
другой стороне ключ к продвижению вперед. Он тоже мог  тогда  понять,  что
вложил, совсем не сознавая этого, власть над миром в руки  своей  стороны,
и, вероятно, он не был достаточно уверен  в  добродетелях  своей  стороны,
чтобы этим удовлетвориться. Поэтому теперь он приходит к  нам  не  столько
для того, что-бы не дать нам превосходство, а скорее для  того,  чтобы  не
дать превосходства никому. Он приходит к нам, чтобы удержать равновесие.
     - Есть ли какие-нибудь доказательства этому, Сэр?
     - Никаких, - сказал Картер. - Но рассмотрите эту  возможность,  и  вы
уясните, что нет также и никаких доказательств противного.
     - Дальше.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.