Случайный афоризм
Никто не может быть хорошим поэтом без душевного огня и без некоторого вдохновения - своего рода безумия. То же самое говорят Демокрит и Платон. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мог бы никогда и не покидать ту сторону.
     - Когда я ехал сюда, я проезжал огороженное место...
     - Это то самое место. Еще пять кварталов, и он был бы в безопасности.
     - Что с ним?
     - Повреждение мозга. Его нужно оперировать - и для  этого  вы  нам  и
нужны.
     - Я? - спросил Грант. - Послушайте, генерал, в  мозговой  хирургии  я
ребенок. И я завалил анатомию мозга в университете.
     Картер не  отреагировал  на  слова  Гранта,  и  тот  почувствовал  их
несерьезность.
     - Пойдемте со мной, - сказал Картер.
     Грант последовал за ним через дверь вниз по крутому коридору в другую
комнату.
     - Центральный пульт управления, - коротко пояснил Картер.
     Стены были усеяны  телевизионными  экранами.  Кресло  в  центре  было
наполовину окружено полукруглой консолью с переключателями, расположенными
на наклонном пульте.
     Картер сел, в то время как Грант остался стоять.
     - Разрешите мне обрисовать вам суть дела. Вы знаете, что между нами и
ими существует патовое положение.
     - И длительное время. Конечно.
     - Патовое положение, в конце концов, не  такая  уж  плохая  вещь.  Мы
состязаемся, мы все время пугаем друг друга, и мы достаточно много сделали
на этом пути. И мы, и они. Но  если  это  патовое  положение  должно  быть
нарушено, оно должно нарушиться в нашу пользу.  Я  надеюсь,  вы  понимаете
это.
     - Я думаю, что понимаю, генерал, - сухо сказал Грант.
     - Бенеш олицетворяет собою возможность такого нарушения. Если  бы  он
мог рассказать нам то, что знает...
     - Могу я задать вопрос, Сэр?
     - Давайте.
     - Что он знает? Что это такое?
     - Еще нет. Подождите немного. Сущность информации в данный момент  не
самое главное. Позвольте мне продолжить... Если бы он мог  рассказать  нам
то, что он знает, равновесие было бы нарушено в нашу пользу. Если он умрет
или если даже он выкарабкается, он не сможет дать  нам  нужную  информацию
из-за повреждения мозга, то патовое состояние будет продолжаться.
     - Не считая общечеловеческой скорби о потере великого ума,  мы  можем
сказать, что сохранение патового положения не так уж плохо.
     - Да, если ситуация такова, как я вам ее описал. Но она может быть  и
иной.
     - Что вы имеете в виду?
     - Поговорим о Бенеше. Он известен умеренными взглядами, но у  нас  не
было  никаких  указаний  на  то,  что  у  него   существовали   трения   с
правительством. Он проявлял все признаки лояльности почти 25  лет,  и  его
высоко ценили.
     А теперь он вдруг дезертирует.
     - Потому что он хочет нарушить равновесие в нашу пользу.
     - Хочет ли? Или, может быть, он уже сообщил о  своей  работе,  прежде
чем уяснил всю ее значительность, достаточно много для того, что  бы  дать
другой стороне ключ к продвижению вперед. Он тоже мог  тогда  понять,  что
вложил, совсем не сознавая этого, власть над миром в руки  своей  стороны,
и, вероятно, он не был достаточно уверен  в  добродетелях  своей  стороны,
чтобы этим удовлетвориться. Поэтому теперь он приходит к  нам  не  столько
для того, что-бы не дать нам превосходство, а скорее для  того,  чтобы  не
дать превосходства никому. Он приходит к нам, чтобы удержать равновесие.
     - Есть ли какие-нибудь доказательства этому, Сэр?
     - Никаких, - сказал Картер. - Но рассмотрите эту  возможность,  и  вы
уясните, что нет также и никаких доказательств противного.
     - Дальше.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.