Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

был достаточно испуган и был рад компании. Но...
     - Но?
     - Но после того как мы прошли через артериально -  венозную  фистулу,
Мичелз никогда больше не проявлял никаких признаков страха. В то время как
другие нервничали, он был спокоен. Он превратился в скалу.  Действительно,
вначале он много раз сообщал мне, какой он трус - чтобы объяснить его явно
видимый страх - но  в  конце  путешествия  он  обозлился  чуть  ли  не  до
бешенства, когда Дьювал намекнул ему, что он трус. Это  изменение  позиции
казалось мне все более  и  более  странным.  Мне  казалось,  что  для  его
первоначального  страха  была  особая  причина.  До  тех  пор,   пока   он
сталкивался  с  опасностью  вместе  с  остальными,   он   был   храбрецом.
Следовательно, он боялся тогда, когда столкнулся с опасностью,  о  которой
другие не подозревали. Невозможность разделить риск, необходимость  одному
смотреть смерти в глаза - вот что превратило  его  в  труса.  Вначале  все
остальные  боялись  самого   процесса   миниатюризации,   но   он   прошел
благополучно.  После  этого  мы  все  собирались  направиться  к   тромбу,
ликвидировать его и выйти наружу, потратив на это  в  общей  сложности  10
минут. Но Мичелз должен был быть единственным из нас,  который  знал,  что
все произойдет не так. Он один должен был знать, что случится беда  и  что
мы чуть не загнемся  в  водовороте.  Оуэнс  говорил  на  инструктаже,  что
корабль станет хрупким, и Мичелз должен был ждать  гибели.  Неудивительно,
что он почти потерял  самообладание.  Когда  мы  прошли  через  фистулу  в
целости и сохранности, он был почти в  исступлении  от  облегчения.  После
этого он почувствовал уверенность в том, что мы не сможем  выполнить  наше
задание, и он  расслабился.  С  каждым  успешным  преодолением  очередного
кризиса он становился все озлобленней. У него не  было  больше  места  для
страха, а только для злости. Когда мы находились в ухе, я вдруг решил, что
именно Мичелз, а не Дьювал - не наш человек. Я не  позволил  ему  втравить
Дьювала в преждевременное испытание лазера. Я приказал ему  оставить  мисс
Петерсон, когда пытался освободить ее от антител. Но все же в конце концов
я сделал ошибку. Я не был рядом с ним во время самой операции  и  дал  ему
возможность захватить корабль. Это была та  последняя  маленькая  частичка
сомнения в моем мозгу...
     - Что, возможно, это все же был Дьювал?
     - Боюсь, что это так. Поэтому я вышел наружу  следить  за  операцией,
хотя я ничего бы не смог сделать, даже если бы  Дьювал  действительно  был
предателем. Если бы не произошел этот финальный приступ  глупости,  я  мог
привести корабль невредимым, а Мичелза - живым.
     Картер встал.
     - Ну, - сказал он, - это  недорогая  цена.  Бенеш  жив  и  постепенно
поправляется. Я, правда, не уверен, что Оуэнс тоже так  же  думает.  Он  в
трауре из-за потери своего детища.
     - Я сочувствую ему, - сказал Грант. - Это был приятный корабль. Гм...
Послушайте, а где мисс Петерсон, вы не знаете?
     - Уже на ногах. У нее, очевидно, больший запас жизненных сил,  чем  у
вас.
     - Я так понял, что она где-то здесь, в ОМСС?
     - Да. В кабинете Дьювала, я полагаю.
     - О! - сказал Грант. Он неожиданно сник.
     - Ладно, я, пожалуй, помоюсь, побреюсь и пойду отсюда.


     Кора сложила бумаги.
     - Тогда, доктор Дьювал, если отчет может обождать до конца уикенда, я
бы не отказалась от выходного.
     - Да, конечно, - ответил Дьювал. - Я думаю, мы  все  могли  бы  взять
выходной. Как вы себя чувствуете?
     - Кажется, все в порядке.
     - Вот было испытание, а?
     Кора улыбнулась и направилась к двери.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.