Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Айзек АЗИМОВ

                             СОБЕРЕМСЯ ВМЕСТЕ




     Мир длился сто лет, и люди забыли, что может быть  по-другому.  И  не
знали, как действовать, обнаружив, что началось что-то вроде войны.
     И, конечно, Илиас  Линн,  глава  бюро  роботики,  не  знал,  как  ему
реагировать, когда он услышал об этом. Главное  управление  бюро  роботики
размещалось в Шайенне, в соответствии с тенденцией  к  децентрализации,  и
Линн недоверчиво  смотрел  на  молодого  офицера  службы  безопасности  из
Вашингтона, сообщившего ему эту новость.
     Илиас Линн - рослый мужчина, внешне очень простой, с бледно-голубыми,
слегка выпуклыми глазами. Под взглядом  этих  глаз  люди  обычно  начинали
ежиться, но офицер службы безопасности оставался спокоен.
     Линн решил, что его первой реакцией должно быть недоверие. Дьявол,  и
ведь на самом деле невероятно! Он просто не может в это поверить!
     Он откинулся в кресле и сказал:
     - Насколько достоверна эта информация?
     Офицер, представившийся  как  Ральф  Дж.  Брекенридж  и  предъявивший
соответствующее удостоверение, сохранил юношескую мягкость:  полные  губы,
пухлые щеки, которые легко покрывались краской, невинные глаза. Одежда его
не соответствовала стилю Шайенна, но была обычной  для  Вашингтона  с  его
кондиционерами;  а  именно  в  Вашингтоне,  несмотря  на  децентрализацию,
размещалась служба безопасности.
     Брекенридж вспыхнул и ответил:
     - Она абсолютно достоверна.
     - Ну, вы все о Них знаете, вероятно, - сказал Линн, не в силах скрыть
сарказм в голосе. Он сознавал, что подчеркивает местоимение, относящееся к
врагу: в письменной форме это соответствовало бы заглавной  букве.  Таково
обыкновение этого поколения и  предшествовавшего  ему.  Никто  не  говорил
больше "восток", или "красные", или "Советы", или "русские". Это приводило
бы к недоразумениям, потому что Они не все были на востоке,  не  все  были
красными или Советами и особенно русскими. Гораздо  проще  говорить  Мы  и
Они, и гораздо точнее.
     Путешественники часто сообщали, что у Них то же самое.  Там  Они  это
"Мы" (на соответствующем языке), и Мы обозначаемся как "Они".
     Вряд ли  кто-нибудь  еще  размышлял  об  этом.  Все  очень  удобно  и
привычно.  Даже  ненависть  исчезла.  Вначале  это  состояние   называлось
холодной войной. Теперь всего лишь игра, почти добродушная,  с  неписаными
правилами и ореолом приличия.
     Линн резко спросил:
     - Зачем Им нарушать равновесие?
     Он встал и остановился у  настенной  карты  мира,  окрашенной  в  два
цвета. В левой части карты основная краска - светло-зеленая.  И  небольшие
неправильные участки розового цвета. Мы и Они.
     За  сто  лет  карта  почти  не  меняется.  Последними   значительными
территориальными изменениями были утрата Тайваня и приобретение  Восточной
Германии около восьмидесяти лет назад.
     Но было другое изменение, и очень значительное. Изменение  расцветки.
Два поколения назад Их  территория  окрашивалась  грозным  кроваво-красным
цветом, Наша - чистая незапятнанная белизна. Теперь же  даже  цвета  стали
нейтральными. Линн видел Их карты, там то же самое.
     - Они этого не сделают, - сказал он.
     - Уже делают, - ответил Брекенридж, - и вам лучше принять этот  факт.
Конечно, сэр, я понимаю: вам неприятно  думать,  что  Они  впереди  Нас  в
роботике.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.