Случайный афоризм
Все поэты – безумцы. Роберт Бертон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Айзек АЗИМОВ

                             СОБЕРЕМСЯ ВМЕСТЕ




     Мир длился сто лет, и люди забыли, что может быть  по-другому.  И  не
знали, как действовать, обнаружив, что началось что-то вроде войны.
     И, конечно, Илиас  Линн,  глава  бюро  роботики,  не  знал,  как  ему
реагировать, когда он услышал об этом. Главное  управление  бюро  роботики
размещалось в Шайенне, в соответствии с тенденцией  к  децентрализации,  и
Линн недоверчиво  смотрел  на  молодого  офицера  службы  безопасности  из
Вашингтона, сообщившего ему эту новость.
     Илиас Линн - рослый мужчина, внешне очень простой, с бледно-голубыми,
слегка выпуклыми глазами. Под взглядом  этих  глаз  люди  обычно  начинали
ежиться, но офицер службы безопасности оставался спокоен.
     Линн решил, что его первой реакцией должно быть недоверие. Дьявол,  и
ведь на самом деле невероятно! Он просто не может в это поверить!
     Он откинулся в кресле и сказал:
     - Насколько достоверна эта информация?
     Офицер, представившийся  как  Ральф  Дж.  Брекенридж  и  предъявивший
соответствующее удостоверение, сохранил юношескую мягкость:  полные  губы,
пухлые щеки, которые легко покрывались краской, невинные глаза. Одежда его
не соответствовала стилю Шайенна, но была обычной  для  Вашингтона  с  его
кондиционерами;  а  именно  в  Вашингтоне,  несмотря  на  децентрализацию,
размещалась служба безопасности.
     Брекенридж вспыхнул и ответил:
     - Она абсолютно достоверна.
     - Ну, вы все о Них знаете, вероятно, - сказал Линн, не в силах скрыть
сарказм в голосе. Он сознавал, что подчеркивает местоимение, относящееся к
врагу: в письменной форме это соответствовало бы заглавной  букве.  Таково
обыкновение этого поколения и  предшествовавшего  ему.  Никто  не  говорил
больше "восток", или "красные", или "Советы", или "русские". Это приводило
бы к недоразумениям, потому что Они не все были на востоке,  не  все  были
красными или Советами и особенно русскими. Гораздо  проще  говорить  Мы  и
Они, и гораздо точнее.
     Путешественники часто сообщали, что у Них то же самое.  Там  Они  это
"Мы" (на соответствующем языке), и Мы обозначаемся как "Они".
     Вряд ли  кто-нибудь  еще  размышлял  об  этом.  Все  очень  удобно  и
привычно.  Даже  ненависть  исчезла.  Вначале  это  состояние   называлось
холодной войной. Теперь всего лишь игра, почти добродушная,  с  неписаными
правилами и ореолом приличия.
     Линн резко спросил:
     - Зачем Им нарушать равновесие?
     Он встал и остановился у  настенной  карты  мира,  окрашенной  в  два
цвета. В левой части карты основная краска - светло-зеленая.  И  небольшие
неправильные участки розового цвета. Мы и Они.
     За  сто  лет  карта  почти  не  меняется.  Последними   значительными
территориальными изменениями были утрата Тайваня и приобретение  Восточной
Германии около восьмидесяти лет назад.
     Но было другое изменение, и очень значительное. Изменение  расцветки.
Два поколения назад Их  территория  окрашивалась  грозным  кроваво-красным
цветом, Наша - чистая незапятнанная белизна. Теперь же  даже  цвета  стали
нейтральными. Линн видел Их карты, там то же самое.
     - Они этого не сделают, - сказал он.
     - Уже делают, - ответил Брекенридж, - и вам лучше принять этот  факт.
Конечно, сэр, я понимаю: вам неприятно  думать,  что  Они  впереди  Нас  в
роботике.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.