Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

физическое устройство вашего мозга делает вас более пригодным для  занятий
иного рода. Вам ведь это известно?
     - Мне говорили об этом, - осторожно ответил Джордж.
     - Так поверьте, что это правда.
     Джордж промолчал.
     - Или вы думаете,  что  изучение  какого-нибудь  предмета  перестроит
мозговые клетки в нужном направлении?  А  еще  одна  теорийка  рекомендует
беременной женщине чаще слушать прекрасную музыку, если она  хочет,  чтобы
ребенок стал композитором. Вы, значит, верите в это?
     Джордж покраснел. Конечно, он думал  и  об  этом.  Он  полагал,  что,
постоянно упражняя свой интеллект в избранной области,  он  получит  таким
образом дополнительное преимущество. Его уверенность в  значительной  мере
объяснялась именно этим.
     - Я никогда... - начал было он, но не нашел, что сказать.
     - Ну, так это неверно, молодой человек! К моменту рождения  ваш  мозг
уже окончательно сформирован. Он может  быть  изменен  ударом,  достаточно
сильным, чтобы повредить его клетки, или разрывом кровеносного сосуда, или
опухолью,  или  тяжелым  инфекционным  заболеванием  -  в   любом   случае
обязательно к худшему. Но повлиять на  строение  мозга,  упорно  о  чем-то
думая, попросту невозможно. - Он задумчиво посмотрел на Джорджа и добавил:
- Кто вам посоветовал делать это?
     Окончательно расстроившись, Джордж судорожно глотнул и ответил:
     - Никто, доктор. Это моя собственная идея.
     - А кто знал об этих ваших занятиях?
     - Никто. Доктор, я не хотел ничего плохого.
     - Кто сказал, что это плохо? Бесполезно, только и всего. А почему  вы
скрывали свои занятия?
     - Я... я думал, что надо мной будут смеяться. (Он  вдруг  вспомнил  о
недавнем споре с Тревельяном. Очень осторожно, как будто эта мысль  только
зародилась  в  самом  отдаленном  уголке  его  сознания,  Джордж  высказал
предположение, что, пожалуй, можно кое-чему научиться, черпая знания,  так
сказать,  вручную,  постепенно   и   понемногу.   Тревельян   оглушительно
расхохотался: "Джордж, не хватает еще, чтобы  ты  начал  дубить  кожу  для
своих башмаков и  сам  ткать  материю  для  своих  рубашек".  И  тогда  он
обрадовался, что сумел хорошо сохранить свою тайну.)
     Погрузившись в мрачное  раздумье,  доктор  Антонелли  перекладывал  с
места на место кусочки пленки, которые рассматривал в начале их разговора.
Наконец он произнес:
     - Займемся-ка вашим анализом. Так мы ничего не добьемся.
     К вискам Джорджа приложили провода. Раздалось жужжание, и снова в его
мозгу возникло ясное воспоминание о том, что  происходило  с  ним  в  этом
здании десять лет назад.
     Руки Джорджа были липкими от пота, его  сердце  отчаянно  колотилось.
Зачем, зачем он сказал доктору, что тайком читает книги?
     Всему виной было его проклятое тщеславие. Ему  захотелось  щегольнуть
своей  предприимчивостью  и  самостоятельностью,   а   вместо   этого   он
продемонстрировал свое суеверие и невежество и восстановил доктора  против
себя. (Он чувствовал, что  Антонелли  возненавидел  его  за  самодовольную
развязность.)
     А теперь  он  довел  себя  до  такого  возбуждения,  что  анализатор,
конечно, покажет полную бессмыслицу.
     Он не заметил, когда именно с его висков  сняли  провода.  Он  только
вдруг осознал, что доктор стоит перед ним и задумчиво смотрит на  него.  А
проводов уже не было. Отчаянным усилием воли Джордж взял себя в  руки.  Он
полностью распростился  с  мечтой  стать  программистом.  За  каких-нибудь
десять минут она окончательно рассеялась.
     - Наверно, нет? - уныло спросил он.
     - Что нет?
     - Из меня не выйдет программиста?
     Доктор потер нос и сказал:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.