Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Айзек АЗИМОВ

                                ПРОФЕССИЯ




     Джордж Плейтен сказал с плохо скрытой тоской в голосе:
     - Завтра первое мая. Начало Олимпиады!
     Он перевернулся на живот и через спинку кровати пристально  посмотрел
на своего товарища по комнате. Неужели он не чувствует  того  же?  Неужели
мысль об Олимпиаде совсем его не трогает?
     У Джорджа было худое лицо, черты которого еще более обострились за те
полтора года, которые он провел в приюте. Он был худощав, но в  его  синих
глазах горел прежний неуемный огонь, а  в  том,  как  он  сейчас  вцепился
пальцами в одеяло, было что-то от затравленного зверя.
     Его сосед по  комнате  на  мгновение  оторвался  от  книги  и  заодно
отрегулировал силу свечения стены, у которой сидел. Его звали Хали  Омани,
он был нигерийцем. Темно-коричневая кожа и крупные черты лица Хали  Омани,
казалось, были созданы для того, чтобы выражать только одно спокойствие, и
упоминание об Олимпиаде нисколько его не взволновало.
     - Я знаю, Джордж, - произнес он.
     Джордж многим был обязан терпению  и  доброте  Хали;  бывали  минуты,
когда он очень в них нуждался, но даже  доброта  и  терпение  могут  стать
поперек глотки. Разве сейчас можно  сидеть  с  невозмутимым  видом  идола,
вырезанного из дерева теплого, сочного цвета?
     Джордж подумал, не станет ли он сам таким же через десять лет жизни в
этом месте, и с негодованием отогнал эту мысль. Нет!
     - По-моему, ты забыл, что значит май, - вызывающе сказал он.
     - Я очень хорошо помню, что он значит, - отозвался его собеседник.  -
Ровным счетом ничего! Ты забыл об этом, а не я. Май ничего не  значит  для
тебя, Джорджа Плейтена... и для меня, Хали Омани, - негромко добавил он.
     - Сейчас на  Землю  за  новыми  специалистами  прилетают  космические
корабли, - произнес Джордж. - К июню тысячи и тысячи этих  кораблей,  неся
на борту миллионы мужчин и женщин, отправятся к другим мирам, и  все  это,
по-твоему, ничего не значит?
     - Абсолютно ничего. И вообще, какое мне  дело  до  того,  что  завтра
первое мая?
     Беззвучно шевеля губами. Омани стал водить пальцем по строчкам книги,
которую он читал, - видимо, ему попалось трудное место.
     Джордж молча наблюдал за ним. "К черту!  -  подумал  он.  -  Закричи,
завизжи! Это-то ты можешь? Ударь меня, ну, сделай хоть что-нибудь!"
     Лишь бы  не  быть  одиноким  в  своем  гневе.  Лишь  бы  разделить  с
кем-нибудь  переполнявшее  его  возмущение,  отделаться  от   мучительного
чувства, что только он, он один умирает медленной смертью!
     В  те  первые  недели,  когда  весь  мир  представлялся  ему   тесной
оболочкой, сотканной из какого-то смутного света и неясных звуков, - тогда
было лучше. А потом появился Омани и вернул его к жизни, которая  того  не
стоила.
     Омани! Он-то стар! Ему уже по крайней мере тридцать. "Неужели и  я  в
этом возрасте буду таким же? - подумал Джордж.  -  Стану  таким,  как  он,
через каких-нибудь двенадцать лет?"
     И оттого, что эта мысль вселила в него панический страх, он заорал на
Омани:
     - Брось читать эту идиотскую книгу!
     Омани перевернул страницу и,  прочитав  еще  несколько  слов,  поднял
голову, покрытую шапкой жестких курчавых волос.
     - А? - спросил он.
     - Какой толк от твоего чтения? - Джордж решительно  шагнул  к  Омани,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.