Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Спуск к Юпитеру-9 очень напомнил Бигмену  подобные  маневры  в  поясе
астероидов. Как объяснил во время перелета Лакки,  по  мнению  большинства
астрономов, этот спутник  был  когда-то  настоящим  астероидом,  но  много
миллионов лет назад его захватило мощное гравитационное поле Юпитера.
     Здесь,  в  пятнадцати   миллионах   миль   от   гигантской   планеты,
образовалась миниатюрная зона, состоящая из таких же присвоенных  Юпитером
астероидов. Четыре самых крупных спутника  -  от  сорока  до  ста  миль  в
диаметре - получили номера двенадцатый, одиннадцатый, восьмой  и  девятый.
Кроме них, была еще добрая сотня спутничков, чуть превышавших одну милю  в
поперечнике. Их орбиты вычислили  лишь  в  самое  последнее  время,  когда
началось   использование   Девятого   в    качестве    антигравитационного
исследовательского центра и когда необходимость многочисленных полетов  на
него обусловила быстрое заселение окружающего пространства.
     Приближающийся спутник, стремительно поглощая небо, выставлял напоказ
острые вершины и уродливые впадины, никогда не знавшие ветра.
     - А почему он Девятый? - задумчиво спросил Бигмен. - Ведь, по Атласу,
Двенадцатый намного ближе к Юпитеру!
     Лакки улыбнулся.
     - Ты,  парень,  безнадежен...  Человечество,  по-твоему,  с  колыбели
принялось носиться по космосу? Первый корабль  появился  лишь  тысячу  лет
назад!
     - Без тебя знаем, - обиделся Бигмен. -  Грамотные,  в  школу  ходили.
Очень много о себе воображаешь.
     - Тук-тук! - постучался Лакки в лоб Бигмена.  -  Кто-нибудь  дома?  -
Маленький кулачок метнулся в сторону обидчика, но был  перехвачен.  -  Вот
так это делается, дружище... Понимаешь, когда-то, еще до выхода в  космос,
люди наблюдали Юпитер лишь в  телескоп.  И  спутники  нумеровались  в  той
последовательности, в которой их открывали.
     - Вот бедолаги! - засмеялся Бигмен.  Он  живо  представил  себе  этих
парней, битком набившихся в своем крохотном мирке и удивленно глазеющих на
Вселенную в несуразную свою оптику.
     - Четыре больших спутника, - продолжил Лакки,  -  получили  и  первые
четыре номера. Но более употребительны их названия: Ио, Европа, Ганимед  и
Каллисто.  Ближайший  к  Юпитеру  спутник  -  Пятый,   а   более   дальние
пронумерованы до двенадцати. Все прочее было открыто гораздо позже,  когда
люди добрались до Марса... Внимание! Приготовиться к посадке!
     Лакки думал об относительности понятия величины. Конечно, 89  миль  в
диаметре  -  это  скромно,  и  вполне  уместится   на   территории   штата
Коннектикут, а площадь поверхности Девятого даже уступит площади,  скажем,
Пенсильвании.
     Но когда эта малютка наваливается  на  тебя  и,  заключив  в  крепкие
объятья, увлекает борющийся с инерцией корабль внутрь  просторного  грота,
где стоит уже сотня таких кораблей, - невольно становишься почтительней. А
после того, как ты входишь в контору и  видишь  на  карте  сеть  подземных
помещений, Юпитер-9 еще больше вырастает в твоих глазах.
     В двух проекциях - горизонтальной и вертикальной  -  были  изображены
бесчисленные коридоры. Иногда они располагались на значительной глубине  и
имели длину до ста миль.
     - Основательно, - сказал, наконец, Лакки стоявшему рядом лейтенанту.
     Лейтенант  Август  Невски  сдержанно  кивнул.  Форма  сидела  на  нем
безукоризненно, светлые  усы  напоминали  маленькую  щеточку,  а  голубые,
широко посаженные глаза глядели с преданностью.
     - Мы еще разрастаемся! - не удержавшись, сообщил он.
     Этот лейтенант появился четверть часа назад, едва  Лакки  с  Бигменом
покинули  корабль,  отрекомендовался  как  гид,   закрепленный   за   ними
Директором Донахью.
     - Гид?  -  усмехнулся  Лакки.  -  А  может  быть,  конвоир?  Ведь  вы
вооружены?
     Ничего не отразилось на лице Невски, он с готовностью объяснил:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.