Случайный афоризм
Поэзия бывает исключительною страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Гарри Норрич стоял в дверях  отсека  и  невидящими  голубыми  глазами
приветливо смотрел на Бигмена.
     - Как дела у нашего больного?
     Бигмен с трудом приподнялся на койке и оглушительно возвестил:
     - Пр-ревосходно! Разрази меня гром, да я никогда не  чувствовал  себя
так хорошо! Если бы не этот Лакки, давно уже бегал бы...
     Лакки  бросил  на  него  взгляд  строгой  сиделки,   но   Бигмен   не
успокаивался.
     - О, старина Матт! Почему вы не даете войти моему другу? Сюда, песик,
сюда!
     Матт,  волоча  за  собой  поводок,  подбежал  к  Бигмену  и  принялся
энергично вилять хвостом. В умных глазах его  были  все  оттенки  собачьей
радости.
     Маленькие руки Бигмена ласково обхватили шею собаки.
     - Вот это, я понимаю, друг! Вы ведь слышали, Норрич, о его  геройском
поступке, не так ли?
     - Об этом уже все слышали! - Было видно, что Норрич страшно  гордится
своим замечательным псом.
     - Жаль, что я плохо все помню... Мои легкие  так  забились  аммиаком,
что я уже не надеялся выбраться... Потом покатился вниз,  сквозь  все  эти
сугробы... Потом кто-то приблизился ко мне, я подумал, Лакки...  но  когда
он умудрился стряхнуть с меня целую гору  аммиака,  и  стало  светло  -  я
понял, что это Матт, и ухватился за него...
     - И правильно сделал, - сказал Лакки. - Пока мы с  Пэннером  откопали
бы тебя - ты бы уже...
     - Ой, Лакки, ты  целое  дело  раздул!  Ничего  бы  не  случилось,  не
зацепись я шлангом за скалу и не порви его. Да и в этом случае я  запросто
мог, повысив кислородное давление, вытеснить аммиак. Не догадался  только.
В этой вони невозможно было соображать!
     В дверь заглянул проходивший мимо Пэннер.
     - Как вы себя чувствуете, Бигмен?
     - Вот дела! Похоже, что все здесь считают меня  инвалидом  или  вроде
того. Я в полном порядке! На меня даже Донахью ворчал! Во!
     - Как, неужели он спустился с Олимпа?
     - Если бы! Просто ему хочется,  чтобы  исторический  полет  ничем  не
омрачился, вот и все!
     Пэннер засмеялся.
     - Кстати, все ли готовы к взлету?
     - Мы покидаем Ио? - спросил Лакки.
     - С часу на час. Уже грузится кое-что из  оборудования.  Советую  вам
пойти в штурманскую, Юпитер стоит того...
     Он пощекотал Матта за ухом и удалился.
     На Юпитер-9 было передано, что корабль покидает Ио.
     - Почему мы не вызываем Землю? -  удивился  Бигмен.  -  Разве  доктор
Конвей не должен знать об этом?
     - Для него мы все еще сидим на Девятом, - объяснил  Лакки.  Он  хотел
добавить, что вовсе не горит желанием вернуться на Юпитер-9, а тем более -
встретиться с Конвеем: ведь задание не выполнено, но промолчал,


     Карие глаза  Лакки  внимательно  осматривали  пульт  управления.  Все
инженеры и члены экипажа разошлись по своим местам, остались лишь Донахью,
два офицера и Пэннер.
     Лакки думал об офицерах, он  часто  думал  о  каждом  из  десяти,  не
видевших В-лягушку. При всяком удобном случае он заводил с ними  разговор,
он обыскал их каюты, он, с Пэннером вместе,  детально  изучил  все  досье.
Безрезультатно.
     Лакки возвращался на Девятый,  так  и  не  обнаружив  робота.  Теперь
отыскать его будет практически невозможно. Кроме того,  придется  доложить

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.