Случайный афоризм
Писателю отказано в "подлинности". Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

трети. Но все три спутника не  давали  и  четверти  света  полной  Луны  и
"совершенно терялись в присутствии патрона", как выразился Бигмен.
     Лакки посмотрел на своего маленького друга.
     - Ты думаешь, здесь нет ничего, что могло бы превзойти Юпитер?
     - Исключено! - отрезал Бигмен.
     - Что ж, тогда подождем...
     И вот, без каких бы то ни было рассветных  сумерек  -  что  исключала
разреженная атмосфера  Ио  -  над  покрытой  инеем  грядой  низких  холмов
вспыхнуло, как алмаз, и, спустя несколько мгновений, увенчало  горизонт  -
Солнце. Этот кружочек блистал гораздо ярче громады Юпитера.


     Установили телескопы, и все успели увидеть, как Каллисто прячется  за
Юпитер; вскоре за ним последовали и два других спутника.
     Ио обращалась вокруг Юпитера всего за 42 часа, и все звезды вместе  с
Солнцем маршем проходили по ее небесам.  Если  же  говорить  об  остальных
спутниках, то быстрая Ио легко догоняла их в беге вокруг Юпитера: Каллисто
вернулась на небо через два дня, Ганимед был  настигнут  через  четыре,  а
Европа - через семь дней. Все они летели с востока на запад,  и  время  от
времени заслонялись Юпитером.
     Затмение Каллисто случилось первым, и все здорово  волновались,  даже
Матт. Он уже несколько освоился в низкой гравитации,  и  Норрич  все  чаще
давал ему свободу. При этом Матт, неуклюже барахтаясь, пытался сквозь шлем
обнюхать все попадающиеся  ему  предметы.  Но  когда  Каллисто  коснулась,
наконец, сияющего Юпитера и люди притихли - Матт  тоже  уселся  на  задние
лапы и, высунув язык, стал внимательно смотреть вверх.
     Но чего все ждали  с  нетерпением,  так  это  Солнечного  затмения...
Двигалось Солнце намного стремительней любого из спутников; на  всем  ходу
оно налетело на Европу, Европа тут же, истончившись, пропала на полминуты,
затем обратила свой серп в другую сторону. Ганимед нырнул за Юпитер, в  то
время как Каллисто уже скрылась за горизонтом.
     Маленькая жемчужина взбиралась все выше  в  небо,  делая  из  Юпитера
вначале огромный полумесяц, а затем тающий на глазах серп.
     Залитое солнечным светом небо стало темно-пурпурным, и  лишь  тусклые
звезды кое-где пятнами проступали на  нем.  На  этом  мрачном  фоне  пылал
гигантский полукруг, слегка выгнутый в  сторону  неумолимо  надвигающегося
светила. Как будто Давидов  булыжник,  выпущенный  из  некоей  космической
пращи, летел в лоб Голиафа.
     Свет Юпитера мерк все больше  и  вот,  когда  виднелась  одна  только
желтоватая изогнутая нить, Солнце коснулось гиганта, и люди, убрав  темные
стекла, разразились громкими приветственными возгласами.
     Полностью свет, однако, не исчез: даже  заслоненное  Юпитером  Солнце
продолжало, хоть и  мрачно,  светить.  Сам  Юпитер  потух,  и  только  его
водородно-гелиевая атмосфера дымилась, преломляя  солнечный  свет.  Легкая
дымка растекалась по  всей  окружности,  пока  не  сомкнулась  внизу,  два
бледных рога образовали кольцо.
     А Солнце продолжало удаляться, и кольцо, совсем  потускнев,  исчезло.
На черном небе остались только звезды и совсем выцветший кусочек Европы.
     -  Потом,   -   сказал   Лакки,   -   все   повторится   в   обратной
последовательности.
     - И это показывают каждые 42 часа? - недоверчиво спросил Бигмен.
     - Если ты не возражаешь...


     На следующий день к ним подошел Пэннер.
     - Как поживаете? А мы, между прочим, уже почти управились  со  своими
делами. - Он показал  на  заполненную  оборудованием  долину.  -  Все  это
хозяйство остается на Ио.
     - Остается? - удивился Бигмен.
     - Конечно! Ведь на спутнике нет ни погоды как таковой,  ни  признаков

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.