Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - С изображением все в порядке. Живее! Каждый возвращается  к  своему
прежнему заданию. - И почти против воли его рука в нерешительности повисла
между лицом и экраном, как будто он испугался, что кто-то другой  каким-то
образом сможет наладить изображение и тогда увидит  его  разбитое  лицо  и
удивится этому.
     Ноздри Йонга раздулись, когда он заметил это, и  он  медленно  протер
глаза покрытой шрамами рукой.
     Девур сел за свой стол.
     - Остальным стоять, - приказал он и посмотрел угрюмо по очереди  всем
в лицо. - Этот марсианин умрет, может быть, не от рук  роботов  или  не  в
обезоруженном корабле. Я подумаю об этом; и если ты, землянин,  полагаешь,
что спас его, то будь уверен, что я придумаю что-то еще более забавное.  У
меня великое воображение.
     - Я требую, чтобы его считали военнопленным, - заявил Лакки.
     - Но войны нет, - ответил  Девур.  -  Он  же  шпион.  Он  заслуживает
смерти. Он убийца робота.  Он  дважды  заслуживает  смерти.  -  Его  голос
внезапно задрожал. - Он поднял руку на меня. Он заслуживает смерти  дюжину
раз.
     - Я выкупаю моего друга, - прошептал Лакки.
     - Он не продается.
     - Я заплачу высокую цену.
     - Каким образом? - свирепо ухмыльнулся Девур. -  Выступив  свидетелем
на конференции, как я тебе предлагал? Теперь уже слишком поздно.  И  этого
недостаточно.
     - Этого я никогда не смогу сделать, - сказал Лакки. - Я не буду лгать
во вред Земле, но существует правда, и я могу  ее  рассказать;  правда,  о
которой вы не знаете.
     Бигмен резко его прервал:
     - Не торгуйся с ним, Лакки.
     - Обезьяна права, - поддержал Девур. -  Не  торгуйся.  Ты  ничего  не
сможешь сделать мне такого, чтобы выкупить его. Я не продам  его  даже  за
всю Землю.
     Неожиданно вошел Йонг.
     - Я бы согласился  и  на  меньшее.  Послушаем  Советника.  Их  жизни,
возможно, стоят той информации, которой они располагают.
     - Не провоцируй меня. Ты под арестом, - оборвал его Девур.
     Но Йонг поднял стул и швырнул его с треском:
     -  Я  не  признаю  твоего  ареста.  Я   наставник.   Ты   не   можешь
собственноручно наказать  меня.  Ты  не  осмелишься,  как  бы  я  тебя  ни
провоцировал. Ты обязан сохранить меня для суда. И на любом  суде  у  меня
есть что сказать.
     - А именно?
     Вся  неприязнь   стареющего   наставника   к   молодому   аристократу
выплеснулась наружу:
     - Обо всем, что произошло сегодня: как пятифутовый землянин бил  тебя
до тех пор, пока ты не взвыл и Зейон не  вынужден  был  вступиться,  чтобы
спасти тебе жизнь. Зейон выступит свидетелем. Все на базе запомнят, что ты
не  осмелился  показать  свое  лицо  в  течение  нескольких   дней   после
сегодняшнего происшествия. Или у тебя хватит  мужества  показать  разбитое
лицо до того, как оно заживет?
     - Умолкни!
     - Не хочу молчать.  Мне  не  потребуется  ничего  говорить,  если  ты
прекратишь ставить свою личную ненависть выше блага  Сириуса.  Слушай  то,
что собирается сказать Советник. - Он повернулся к Лакки. - Я обещаю  тебе
честное соглашение.
     - Что еще за честное соглашение? - проговорил Бигмен. -  Ты  и  Зейон
однажды проснетесь утром и обнаружите себя случайно убитыми, а Девур будет
весьма сожалеть и пошлет вам цветы, только после этого  уже  некому  будет
рассказать, как он призывал на помощь  роботов,  чтобы  спрятаться  за  их
спиной, когда марсианин вытряхивал из него душу. И все пойдет так, как ему

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.