Случайный афоризм
Поэзия бывает исключительною страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                               Айзек АЗИМОВ

                       ЛАКИ СТАРР И КОЛЬЦА САТУРНА




                              1. ЗАХВАТЧИКИ

     Солнце  сверкало  бриллиантом  в  небе,  достаточно  большим,   чтобы
невооруженным глазом можно было разобрать: это нечто большее, чем  обычная
звезда, больше, чем крошечный, величиной с  горошину,  раскаленный  добела
шар.
     Сюда, в просторы космоса, в окрестности второй  по  величине  планеты
Солнечной системы, Солнце отдавало лишь один процент  света,  который  оно
проливало на родную планету человека.  И  все  же  оно  было  самым  ярким
объектом в небе - даже четыре тысячи полных Лун вряд ли  могли  бы  с  ним
сравниться.
     Лакки Старр задумчиво  смотрел  на  экран,  в  центре  которого  было
изображение далекого Солнца. Вместе с ним в экран  уставился  Джон  Бигмен
Джонс. Полная противоположность высокому и стройному  Лакки,  Джон  Бигмен
Джонс, вытянувшись в полный рост, достигал лишь пяти футов и двух  дюймов.
Но этот коротышка не измерял себя в дюймах и позволял называть себя только
средним именем: Бигмен.
     - Ты знаешь, Лакки, до него отсюда почти со миллионов миль. Я имею  в
виду - до Солнца. Я никогда не был так далеко, - задумчиво сказал Бигмен.
     Третий мужчина в кабине, Советник Бен Вессилевски, усмехнулся, глянув
на них через плечо со своего  места  у  пульта  управления.  Он  был  тоже
крупным мужчиной, хотя и не таким высоким, как Лакки. Копна  желтых  волос
взималась над его лицом, покрывшимся темным космическим загаром  за  время
службы в Совете Науки.
     - В чем дело, Бигмен?  -  поинтересовался  он.  Неужели  тебя  пугает
дальняя дорога?
     - Клянусь Марсом, Весс! - завопил пронзительно Бигмен. -  Ты  уберешь
руки от управления и повторишь это.
     Он обошел Лакки и  направился  уже  к  Советнику,  когда  руки  Лакки
опустились на плечи Бигмена и подняли его в воздух. Ноги Бигмена  все  еще
двигались, как бы неся  его  в  сторону  Весса,  но  Лакки  вернул  своего
друга-марсианина на прежнее место.
     - Успокойся, Бигмен.
     - Но, Лакки, ты же слышал. Этот верзила думает, что он более человек,
чем я, лишь потому, что занимает места больше. Если  у  Весса  рост  шесть
футов, то это означает лишь то, что в наличии лишний фунт сала...
     - Ладно, Бигмен, - прервал Лакки. - И, Весс, ты тоже, поберегите юмор
для сирианцев.
     Он  говорил  негромко,  но  никаких  сомнений  в  его  авторитете  не
возникало. Бигмен откашлялся и уже спокойно спросил:
     - Где Марс?
     - По другую сторону Солнца.
     - Все-то ты знаешь, - заметил коротышка  раздосадованно.  Потом  лицо
его прояснилось: - Постой-ка, Лакки, мы на  миллион  миль  ниже  плоскости
эклиптики. Значит, мы должны видеть Марс ниже Солнца,  хотя  бы  чуть-чуть
выглядывающим из-за него. По-моему, так.
     - Держи карман шире, увидим! В самом деле, он  на  градус  или  около
того отстоит от Солнца, но это все равно слишком близко, и  Марс  тонет  в
ослепительном сиянии. А вот Землю, я думаю, ты можешь увидеть.
     Лицо Бигмена передернулось в надменном отвращении.
     - Кому в космосе хочется видеть Землю? Там ничего нет, кроме людей; в
большинстве своем сурков, которые никогда не отрывались даже на сотню миль

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.