Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Да, буду. Ради твоего же блага я продолжу наш разговор. Разумеется,
в любой момент ты можешь уйти - воля твоя, и удерживать тебя я  не  стану.
Но я настоятельно советую тебе выслушать меня, старую блудницу. Обещаю  не
злоупотреблять твоим терпением, честное слово. Я лишь вкратце выскажу  то,
что сейчас у меня на уме и что меня очень  беспокоит.  Не  заставляй  меня
впоследствии испытывать угрызений совести.
     - Угрызений совести? - удивленно переспросила Бланка.
     - А что же ты думала! Ты моя подруга, и мне больно смотреть,  как  ты
маешься. Я никогда не  прощу  себе  то,  что  не  сделала  всего  от  меня
зависящего, чтобы помочь тебе разобраться в твоих проблемах.
     Бланка обречено вздохнула.
     -  Хорошо,  я  выслушаю  тебя,  кузина.  Только  постарайся...   э-э,
поделикатнее.
     - Непременно, - пообещала Маргарита. -  Я  буду  очень  разборчива  в
выражениях. Но, прежде всего, давай внесем ясность: кузен  Бискайский  был
первым и единственным твоим мужчиной, не так ли?
     -  Да,  -  с  содроганием  ответила  Бланка  и  тут  же  в   припадке
откровенности добавила: - Лучше бы вообще никого не было!
     - То-то и оно,  дорогуша.  Ты  испытываешь  отвращение  не  только  к
Александру, как человеку и мужчине (впрочем, как человек, он в самом  деле
противен), твое отвращение  к  нему  постепенно  распространяется  на  все
мужское. В твоих глазах  он  становится  как  бы  живым  символом  мужской
низости и подлости, олицетворением всего самого худшего, что только  может
быть в мужчине.
     - Он  мерзкий,  отвратительный  негодяй!  -  не  сдержавшись,  гневно
произнесла Бланка. - Он подонок! Я так ненавижу его!
     - Я тоже его ненавижу,  -  спокойно  ответила  Маргарита.  -  Но  моя
ненависть к нему не грозит обратиться на других мужчин.
     - И моя...
     - Ну, не говори, душенька. Ты с таким отвращением сказала: "Лучше  бы
вообще никого не было", - что мне стало не по себе. Сама не  подозревая  о
том, ты начинаешь ненавидеть всех мужчин без разбору.
     - Глупости! - запротестовала Бланка. - Ничего подобного...
     - Пока еще нет. К счастью, до этого  еще  не  дошло.  И  я,  кажется,
понимаю, что тебя сдерживает, что мешает  тебе  сознательно  возненавидеть
мужчин. Это Филипп Аквитанский. Ведь ты была дружна с ним, верно?
     - Да, мы были хорошими друзьями.
     - Но, увы, не любовниками.
     - Маргарита...
     - Не надо лицемерить, кузина. Ведь теперь ты жалеешь об этом, не  так
ли? Скажи честно - или промолчи.
     - Да, - потупив глаза, ответила Бланка. - Я жалею.
     - Мне тоже жаль.
     - А тебе-то что?
     - Мне небезразлична твоя судьба, и я очень беспокоюсь за  тебя.  Твой
опыт близости с мужчинами ограничивается одним лишь  Александром,  и  опыт
этот нельзя назвать удачным, а тем  более,  приятным  -  он  внушает  тебе
отвращение. Добро бы еще ты была флегматичной, но нет - тут ты  похожа  на
Елену. Я заметила, что так же, как у нее, у  тебя  зажигается  взгляд  при
виде любого мало-мальски симпатичного парня...
     - Но я не облизываюсь на них, подобно ей, - парировала  Бланка.  -  И
подобно тебе, кстати, тоже.
     - Это неважно. И вообще, речь сейчас не о нас с Еленой, а о  тебе.  В
отличие от нас, у тебя очень специфическое воспитание, и  навязанное  тебе
сестрами-кармелитками ханжеское мировоззрение вполне может сыграть с тобой
злую шутку. Сознательно ты понимаешь, что кузен Бискайский не единственный
мужчина, с которым ты... которому ты можешь подарить свою любовь...
     - Уж лучше никому, - отрезала Бланка. - Лучше никому, чем ему - этому
мерзкому чудовищу.
     - Вот-вот! Где-то  в  глубине  тебя  очень  сильны  предрассудки,  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.