Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     -  Этого  мы  не  уточняли.  Хоть  одно  хорошо  -  отец   согласился
предоставить мне право выбора из числа одобренных им кандидатур.
     - И ты намерена исполнить свое обещание?
     - А как иначе? Ведь я дала слово, к тому же... - Тут Маргарита слегка
поежилась. - В конце концов, все обернулось для меня не так уж и плохо.  А
могло быть и гораздо хуже. По большому счету,  этот  свихнувшийся  стрелок
оказал мне огромную услугу.
     - Даже так? - удивилась Бланка.
     - Да,  так.  Благодаря  ему  я  избежала  публичного  унижения.  Отец
хитростью выманил у меня слово, это  правда.  Но  поначалу  он  был  полон
решимости  силой  выдать   меня   замуж,   даже   назначил   точную   дату
бракосочетания - четвертого сентября.
     - И за кого же?
     - За Красавчика.
     - За Филиппа Аквитанского? - переспросила Бланка, невольно краснея.
     - Да, именно. За вашего дона  Фелипе  из  Кантабрии.  Видно,  он  уже
нагулялся и решил обзавестись семьей.  А  заодно  присоединить  Наварру  к
Гаскони и с нашей помощью отобрать у своего  дяди  галльскую  корону.  Вот
властолюбец!
     -  Из  Филиппа  получится  хороший   король,   -   заметила   Бланка,
отворачиваясь к окну. - В отличие от Робера  Третьего,  у  него  будет  не
только титул, но и реальная  власть.  Можно  не  сомневаться,  он  сделает
Галлию великой страной.
     - Что ж, тебе виднее, - сказала Маргарита. - Если ты так говоришь, то
так оно и будет.
     Дрожь в голосе Бланки вперемежку с горечью была ей хорошо знакома. Но
это впервые кастильской принцессе  изменило  самообладание  в  присутствии
посторонних, в  данном  случае  Матильды,  что  не  на  шутку  встревожило
Маргариту. Жизнь Бланки при наваррском дворе с каждым днем становилась все
более невыносимой, и в любой момент она могла сорваться -  а  это  грозило
непредсказуемыми, но, наверняка, весьма плачевными последствиями для  всей
наваррской королевской семьи.
     Маргарита подошла к Бланке и обняла ее за плечи.
     - Прости, душенька, я не нарочно. Я уже заметила,  что  ты  избегаешь
любых разговоров о Красавчике, но разве могла я подумать,  что  это  такая
болезненная для тебя тема.
     Бланка отстранилась от нее и смахнула с ресниц непрошеную слезу.
     - Да нет, ничего... Все в порядке. Я просто...
     - Ну! - подбодрила ее Маргарита. - Смелее! Ты никак не можешь  забыть
его, верно? И это вполне естественно, дорогая. Ведь он  был  твоим  первым
мужчиной - а такое не забывается. Даже я, и то помню, как в первый раз...
     - Ошибаешься, кузина, - мягко,  но  решительно  перебила  ее  Бланка,
садясь в кресло. - Не в том дело. Вовсе не в том.
     - А в чем же? - Маргарита присела на диванчик по соседству: Матильда,
как обычно, устроилась на мягкой подушке у ног своей госпожи. - Только  не
увиливай.  Либо  отвечай  начистоту,  либо  давай  переменим  тему  нашего
разговора. Я понимаю, что тебе больно вспоминать Филиппа Аквитанского, тем
паче говорить о нем. Ведь ясно, как божий день,  что  кузен  Бискайский  в
подметки ему не годится - ни по своим человеческим качествам,  ни,  как  я
подозреваю, по мужским.
     По всему было видно, что Бланка страшно смутилась. Однако сказала:
     - Насчет человеческих  качеств,  тут  ты  совершенно  права.  Но  что
касается мужских, как ты выразилась, то... мм... Словом, я не в курсе.
     Брови Маргариты взлетели вверх.
     - Да что ты говоришь?!
     - Правду говорю, - в некотором замешательстве ответила  Бланка.  -  К
твоему сведению, все эти сплетни про меня и Филиппа - беспардонная ложь.
     Маргарита уставилась на Бланку с таким потрясенным видом,  словно  та
только что призналась ей, что втайне исповедывает иудаизм.
     - Ты это серьезно, солнышко? Ты не шутишь?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.