Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Двое  слуг  подхватили  бесчувственного  Симона  и  вынесли  его   из
банкетного зала. Вместе с ним покинула зал и Амелина,  и  после  ее  ухода
Филипп  откровенно  заскучал.  Он  чувствовал  себя  вконец   уставшим   и
опустошенным  и  с  большим  нетерпением  ожидал  окончания  пира.  Однако
значительная часть гостей, по всей видимости, собиралась  развлекаться  до
самого рассвета, так что  Филиппу,  как  хозяину  и  виновнику  торжества,
пришлось оставаться в зале до тех пор, пока все более или менее трезвые из
присутствующих не разошлись спать. Только тогда, в сопровождении  Габриеля
де Шеверни, он направился в свои покои,  подчистую  проигнорировав  весьма
прозрачные намеки некоторых дам, что были не прочь очутиться в его постели
или же завлечь его в свою спальню. Филиппу совсем  не  улыбалось  провести
ночь с пьяной в стельку  женщиной,  к  тому  же  сейчас  все  его  помыслы
занимала Амелина, и он мог думать только о ней...
     Войдя в свою спальню, Филипп с разбегу плюхнулся в кресло  и  вытянул
ноги.
     - Ч-черт! Как я устал!..
     Габриель опустился перед ним на корточки и снял с его ног башмаки.
     -  Пожалуй,  я  пойду   ночевать   к   себе,   -   полувопросительно,
полуутвердительно произнес он. - Сегодня мое присутствие  в  ваших  покоях
было бы нежелательным.
     - А? - лениво зевнул Филипп. - Уже подцепил себе барышню?
     -  Нет,  монсеньор,  никого  я  не   подцепил.   Напротив...   Ну-ка,
отклонитесь немного.  -  Он  отстегнул  золотую  пряжку  на  правом  плече
Филиппа, скреплявшую его пурпурного цвета плащ.
     - Ба! Как это понимать? Напротив - это значит, тебя кто-то  подцепил?
А какая, собственно, разница, кто первый проявил инициативу - мужчина  или
женщина? По мне, все едино.
     Габриель отрицательно покачал головой.
     - Быть может, я неправильно выразился, монсеньор...
     - Сукин ты сын! - раздраженно ругнулся Филипп. - Да что ты заладил  в
самом деле: монсеньор, монсеньор! Сейчас мы  наедине,  так  что  потрудись
обращаться ко мне по имени. Ты не просто мой дворянин, ты мой друг - такой
же, как Эрнан, Гастон и Симон. Даже если на поверку ты окажешься  педиком,
я все равно буду считать тебя своим  другом,  ибо  ты  брат  Луизы...  Гм.
Похоже, я шокировал тебя?
     Габриель молча кивнул, расстегивая камзол Филиппа.
     - Ну что ж, прошу прощения. Это мне так, к слову пришлось. Понимаешь,
я терпеть не могу мужеложцев... - Он передернул плечами.  -  Брр...  Какая
мерзость! Мужчина, который пренебрегает женщинами, потому что  ему  больше
по вкусу мужчины  -  ну,  разве  может  быть  что-то  противоестественнее,
отвратительнее, чем это?.. Другое дело женщины, что любят женщин. Я их  не
одобряю, но и не склонен сурово осуждать. В конце концов, их можно понять:
ведь так трудно не любить  женщин,  особенно  красивых  женщин.  -  Филипп
весело взглянул не сконфуженного Габриеля. - Впрочем, ладно.  Оставим  эту
тему, чтобы случаем не пострадала твоя добродетель. Объясни-ка лучше,  что
означает твое "напротив".
     - Она касается вас, - ответил Габриель.
     Филипп встрепенулся, мигом позабыв об усталости.
     - Меня?! Ты думаешь, Амелина придет?
     - Уверен.
     - Она тебе что-то сказала?
     - Нет. Но она так смотрела на вас...
     - Я видел, как она смотрела. - Филипп с вожделением облизнулся. -  Но
с чего ты взял, что она придет?
     - Догадался. Она с таким рвением опаивала господина де Бигора, что на
сей счет у меня не осталось ни малейших сомнений.
     - Гм, похоже, ты прав, - сказал Филипп, затем, после короткой  паузы,
виновато произнес: - Бедный Симон!..
     - Да, бедный, - согласился Габриель.
     - Ты осуждаешь меня? - спросил Филипп. - Только откровенно.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.