Случайный афоризм
Произведения, написанные с удовольствием, обычно бывают самыми удачными, как самыми красивыми бывают дети, зачатые в любви.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

стать единовластной правительницей Арагона.
     - И каков ваш план? - спросил Филипп. - Ведь у вас есть план, не  так
ли?
     - Да, есть. Я напишу ее  отцу,  королю  Александру,  конфиденциальное
письмо, получу от него предварительное согласие, в чем я не сомневаюсь,  и
мы втайне от принцессы приступим к составлению брачного  контракта  -  три
месяца, полагаю, будет достаточно. А в сентябре, на празднествах по случаю
дня рождения Маргариты, начнешь действовать ты. Постарайся  очаровать  ее,
вскружи ей голову, влюби ее в себя.  Ведь  ты  у  меня  опытный  сердцеед,
многие женщины говорят, что ты просто неотразим, тут-то  тебе  и  карты  в
руки. Будем надеяться, что ты не оплошаешь.
     - Будем надеяться, отец, - улыбнулся Филипп  той  особенной  улыбкой,
какой он улыбался, предвкушая очередное любовное приключение. Но  эта  его
улыбка предназначалась вовсе не далекой  Маргарите,  а  близкой  и  родной
Амелине...



                               14. АМЕЛИНА

     Пир по случаю коронации Филиппа (как, собственно, и все пиры) начался
в  торжественной  и  приподнятой  обстановке,  с  напыщенными   речами   и
изысканными здравицами в  адрес  нового  принца  Беарнского  и  его  отца,
герцога, а закончился грандиознейшей попойкой. Даже большинство  женщин  и
почти все достопочтенные прелаты, кроме разве  что  архиепископа  Марка  и
падре Антонио, были изрядно пьяны,  не  говоря  уж  о  светских  вельможах
мужеска пола,  которые,  за  редкостным  исключением,  вроде  Филиппа  или
герцога, давно потеряли счет кубкам выпитого вина. Всех их в  определенной
степени  подзадоривал  Эрнан  де  Шатофьер.  Он  и  прежде  не   отличался
умеренностью в еде и выпивке; еще будучи тринадцатилетним  подростком  мог
заткнуть за пояс любого взрослого выпивоху, а  по  возвращении  из  Святой
Земли и вовсе не знал себе равных за столом и  в  частности  за  выпивкой.
Именно по его инициативе, когда веселье было в самом разгаре, речь зашла о
любовных  похождениях  Филиппа  в   Кастилии.   Подавляющему   большинству
присутствующих эта тема пришлась по вкусу; юные (и  не  очень  юные)  дамы
строили обескураженному Филиппу глазки, а молодые (и  не  только  молодые)
господа  наперебой  рассказывали  пикантные  историйки  с  выдуманными  и,
разумеется, особо интригующими подробностями, то и дело бросавшими Филиппа
в краску.
     В конце концов Филипп решил не обращать внимания на эту болтовню, тем
более что ему было не привыкать к подобным сплетням, и в ответ, с такой же
наглой откровенностью, с какой смотрели на него некоторые  дамы,  принялся
глазеть на Амелину, не  скрывая  своего  восхищения.  Какая  она  все-таки
красавица, его кузина! Какая у  нее  приятная  молочно-белая  кожа,  какие
роскошные золотистые волосы, какие прекрасные голубые глаза - будто чистые
лесные озера в погожий летний день... Филипп вспомнил их встречу в  парке,
нежные объятия, жаркие поцелуи -  и  его  вновь  охватила  такая  пьянящая
истома, что он даже пошатнулся и чуть  было  не  опрокинул  свой  кубок  с
вином.
     - Ты будто бы и немного выпил, сынок, - удивленно  прошептал  герцог,
сидевший рядом с ним во главе стола. - С  чего  бы...  -  Тут  он  осекся,
увидев томную поволоку в глазах  Амелины,  и  только  грустно  усмехнулся,
вспоминая свою бурную молодость.
     А Симон де Бигор, что поначалу знай одергивал жену, наконец понял всю
тщетность своих потуг и стал  искать  отраду  в  вине,  благо  Амелина  не
забывала следить за тем, чтобы его кубок не пустовал. Симон и был  первым,
кто напился  до  беспамятства.  Пьянствовал  он  молча,  лишь  под  конец,
заплетаясь языком, грозно предупредил Амелину:
     - Ты-ы... это... смо... смотри м-мне-э... бе...бе...бес-с-сты-ыжая...
- И, как подкошенный, бухнулся ей на руки.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.