Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А что до скандала, -  герцог  вновь  принял  серьезный  вид,  -  то
приключился он вследствие того, что Инморте  попросил  у  дона  Александра
руки принцессы. Для своего сына, разумеется.
     - Ба! Для Хайме де Барейро?
     Герцог утвердительно кивнул.
     - Гроссмейстер обратился к королю  с  этим  нелепым  предложением  во
время официального приема, в присутствии многих блестящих вельмож  и,  что
самое прискорбное, в присутствии Маргариты. Дон  Александр,  понятно,  был
возмущен...
     - Еще бы! Эка честь - породниться с самим Вельзевулом.
     - Не в том  дело,  Филипп.  До  сих  пор  наваррский  король  лояльно
относился к иезуитам, чего я не одобряю. Однако он, как тебе  должно  быть
известно, муж весьма набожный и благочестивый.
     - Чересчур набожный, по моему мнению, - заметил Филипп. - До смешного
набожный. Вот уже третий год кряду он заказывает всем монастырям  Памплоны
еженедельные  молебны  во  спасение  души  Маргариты,  а   еще   постоянно
натравливает на  нее  епископа  Франческо  де  Арагона  с  его  ханжескими
проповедями.
     Герцог слегка усмехнулся.
     - Насчет молебна я того же мнения - это сверх всякой  разумной  меры.
По мне, уж лучше бы он употребил свое благочестивое рвение на  искоренение
иезуитской заразы на  наваррской  земле.  Будем  надеяться,  что  недавний
инцидент  заставил  его  призадуматься,  и  он  все  же  пересмотрит  свое
отношение к рыцарям Сердца Иисусова. Ну, в самом  деле,  где  это  видано,
чтобы  брака  с  принцессой,  наследницей  престола,   добивался   ублюдок
воинствующего монаха и какой-то неотесанной крестьянки...
     - Дочери мелкого ростовщика, - внес  уточнение  Филипп.  -  В  Толедо
полагают, что мать графа де Барейро была  наполовину  еврейка,  наполовину
мавританка.
     - Тем хуже... Нет, подумать только - граф де Барейро! В свое время  я
воспринял это как пощечину, сделанную Иннокентием Пятым  всей  европейской
аристократии. Да простит меня Господь, но, по моему  убеждению,  тогдашний
папа был не в себе, присваивая этому ублюдку графский титул.
     - Так что было дальше? - нетерпеливо спросил Филипп.  -  Что  ответил
гроссмейстеру король?
     - А ничего.
     - Как так?
     - Он просто не успел ответить, вместо него  ответила  Маргарита.  Дон
Александр собирался указать Инморте на дверь, но принцесса опередила его.
     - Представляю, что она сказала!
     - Пересказывать ее слова не буду. Однако слова - еще  полбеды.  Кроме
всего прочего, Маргарита отлупила Инморте.
     -  Отлупила?!  -  рассмеялся  Филипп.  -  Отлупила!..  О,  это   было
незабываемое зрелище!
     - Да уж, точно. Во  всяком  случае,  Инморте  надолго  запомнит  свое
сватовство. Взбешенная Маргарита выхватила из рук графа  де  Сан-Себастьян
жезл верховного судьи  и  не  в  шутку,  а  всерьез  принялась  лупить  им
гроссмейстера.
     - Ну и ну! - фыркая и всхлипывая со смеху, произнес Филипп. -  А  что
же Инморте?
     - Как ты понимаешь, он  попал  в  весьма  затруднительное  положение.
Стража и не помышляла вступаться за него, а вздумай он  или  его  спутники
применить силу против Маргариты, они были бы тут же изрублены в куски. Так
что гроссмейстеру не оставалось ничего другого, как позорно бежать. И  что
уж самое  занимательное,  принцесса  преследовала  его  на  всем  пути  от
тронного зала до ближайшего выхода из дворца, гналась за ним, задрав  юбки
выше колен, а когда начала отставать, что было силы швырнула  жезл  ему  в
спину.
     Филипп откинулся на спинку кресла и громко  захохотал.  Герцог  молча
ждал,  пока  он  не  успокоится.  Когда  смех  Филиппа  перешел  в   тихие

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.