Случайный афоризм
Настоящее наследие писателя - это его секреты, его мучительные и невысказанные провалы; закваска стыда - вот залог его творческой силы. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поддержит ли меня, или же переметнется  в  стан  прованцев  -  вот  вопрос
вопросов. Что до савойцев, то с ними все ясно.  Они  либо  примут  сторону
сильнейшего, либо - если увидят, что назревает грандиозная междоусобица, -
быстрехонько выйдут из состава Галлии  и  попросят  под  руку  германского
императора.
     Герцог кивнул, соглашаясь с рассуждениями Филиппа.
     - В свете этого у нас есть два варианта возможных  действий.  Первый,
который избрал бы я: вне зависимости от того, будут у короля дети или нет,
оказать безусловную поддержку ныне царствующему дому...
     - Такой путь для меня неприемлем, - решительно произнес Филипп.
     - В этом я не сомневаюсь. Хотя ты мой сын и, по идее, должен  был  бы
подчиниться моей воле, я уступаю тебе инициативу и, так уж и быть, пойду у
тебя на поводу. - Герцог вздохнул, затем продолжил: - Наш род могуществен,
он самый могущественный среди галльских родов,  однако  нам  будет  не  по
плечу  противостоять  возможному  союзу  Прованса,  Савойи  и   Лангедока.
Следовательно,  нам  нужны  могущественные  союзники,  чтобы  по  силе  мы
сравнялись с объединенной мощью этой троицы.
     - И тогда равновесие мигом нарушится в нашу пользу, - заметил Филипп.
- Думаю, что герцог Савойский и часть лагнедокских графов  переметнутся  к
нам.
     - Вне всякого сомнения, так оно и будет. Герцог Савойи, насколько мне
известно,  не  в  восторге  от   человеческих   качеств   молодого   графа
Прованского, и я  рассматриваю  их  союз  лишь  гипотетически,  как  самый
неблагоприятный для нас расклад, который,  надеюсь,  никогда  не  выпадет.
Далее, виконт Готийский. Он и  герцог  Савойи  -  две  ключевые  фигуры  в
предстоящей игре, и от их позиции будет зависеть исход всей партии.  А  их
позиция, в свою очередь, будет зависеть  от  нас,  в  частности  от  того,
насколько удачно ты выберешь себе жену - предполагаемую  королеву  Галлии.
Для этой роли  как  нельзя  лучше  подходили  обе  кастильские  принцессы,
особенно старшая, Бланка - ведь она еще и  графиня  Нарбоннская.  Увы,  не
сложилось...  А  восемь  лет  назад  король  Арагона  сделал  мне   весьма
заманчивое  предложение.  Такое  заманчивое,  что  с  моей  стороны   было
чистейшим самодурством отвергнуть его - и все же я отверг... Да ладно! Кто
старое помянет, тому глаз вон.
     Филиппу, конечно, было интересно,  почему  отец  так  сокрушается  по
поводу  того,  что  некогда  отказался  принять  старшую  дочь  Хайме  III
Арагонского в качестве своей невестки. Однако он решил не уводить разговор
в сторону и умерил свое любопытство, отложив выяснение  этого  вопроса  до
лучших времен.
     - Что было, то было,  отец.  Коль  скоро  на  то  пошло,  я  тоже  не
безгрешен. Мой первый брак нельзя назвать удачным, и  ваши  упреки  в  тот
памятный день были оскорбительны по форме, но  совершенно  справедливы  по
сути. Тогда я был безумно влюблен и поступил как обыкновенный  человек,  а
не как  государственный  муж,  не  задумываясь  над  последствиями  своего
поступка. Друзья пытались образумить меня, даже Эрнан, и тот вынужден  был
признать... - Филипп не закончил свою мысль и махнул рукой, будто прогоняя
прочь грустные воспоминания и  тяжелые  думы.  (Ах,  если  бы  можно  было
повернуть время вспять, заново прожить эти семь лет! Он  уклонился  бы  от
встречи с Луизой, не женился бы на ней, и она до сих пор была бы  жива...)
- Но на сей раз, - твердо продолжал он, -  я  намерен  выбрать  себе  жену
исходя сугубо из государственных  соображений,  руководствуясь  интересами
всего нашего рода.
     - Вот исходя из таких соображений, - с готовностью отозвался  герцог,
-  я  предлагаю  на  твое  рассмотрение  два  варианта:  либо  брачный   и
политический союз с могущественным европейским государством, либо  брак  с
богатой наследницей, который позволит нашему роду стать  не  просто  самым
могущественным, но и доминирующим во всей Галлии.
     - Вы имеете в виду Маргариту Наваррскую?
     - Да, ее, дочь Александра Десятого.
     - Гм... Говорят, дикая штучка.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.