Случайный афоризм
Перефразируя Ренара: очень известный в прошлом месяце писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

погрязая в бесплодных дискуссиях насчет предполагаемого бесплодия Изабеллы
Французской, и уже никто  всерьез  не  рассчитывал  на  благоприятный  для
Августа XII исход дела, как  вдруг  авторитетные  ученые  мужи  совершенно
неожиданно для всех пришли к единодушному согласию и признали  императрицу
более неспособной иметь детей. Несколько позже до Филиппа дошли слухи, что
известие о браке Бланки с  графом  Бискайским  переполнило  чашу  терпения
молодого императора, и он оказал грубое давление на  членов  консилиума  -
как утверждали злые языки, не погнушался  даже  лично  угрожать  некоторым
строптивым светилам медицинской науки физической расправой. Так  оно  было
или нет, но Август XII торопился не зря, и если он действительно прибегнул
к угрозам, то сделал это вовремя и с надлежащей решительностью.
     Филипп немного посокрушался по тому  поводу,  что  слишком  медлил  с
женитьбой на Норе, и вместе  с  тем  возблагодарил  небеса,  что  к  этому
моменту не был помолвлен с ней официально,  избежав,  таким  образом,  еще
большего унижения - публичного расторжения помолвки  со  стороны  невесты.
Его  немного  утешила  и  даже  развеселила  мысль  о  том,  каково  будет
императору, когда он в первую брачную ночь обнаружит, что его жена, крошка
Нора, уже была в употреблении и, мало того,  для  столь  нежного  возраста
довольно опытна и искушена в любовных забавах.
     "Вот, получай! - злорадствовал Филипп по адресу Августа XII - Ешь  не
подавись!"
     Из последующих строк  письма  явствовало,  что  император,  пока  что
неофициально, попросил руки  Норы  и  получил  от  Альфонсо  согласие  при
условии, что Италия предоставит Кастилии военную помощь  в  борьбе  против
Хуана Португальского. Взамен кастильский  король  обещал,  что  укрощенная
Португалия  станет  приданным  Норы,   правда,   с   двумя   существенными
оговорками.  Во-первых,   графство   будет   и   впредь   оставаться   под
суверенитетом  Кастилии,  а  во-вторых,  впоследствии  должно  перейти  во
владение младших детей императора и Норы - наследник же римского  престола
не будет иметь на него никаких прав. Даже с такими оговорками Филипп нашел
предложение Альфонсо весьма заманчивым для Августа XII; ведь  в  последние
двести  лет  у  Римских  императоров  постоянно  болела  голова,  как   бы
пристроить своих младших отпрысков, не сильно притесняя  при  этом  прочих
родственников и представителей других могущественных родов.
     Заканчивалось Норино письмо так:
     "...Предвидя вечную разлуку, милый мой, я хочу еще хоть раз свидеться
с тобой на прощанье, и если ты не имеешь возможности  приехать  в  Толедо,
умоляю тебя присутствовать на торжествах в Памплоне, которые  состоятся  в
начале сентября  сего  года  по  случаю  восемнадцатилетия  кузины  нашей,
наваррской принцессы Маргариты, и которые я посещу, если будет на то  воля
Божья и согласие брата моего, короля.
     Твоя навеки и любящая тебя Нора."
     Филипп грустно улыбнулся.
     "Прощай, Нора, прощай. Лучше тебя я встречал только одну девушку - но
ее уже давно нету в живых... А Бланка  не  в  счет,  она  предательница  и
интриганка. Она предпочла мне графа Бискайского,  и  этим  ранила  меня  в
самое сердце... Вот ты, дорогуша, совсем  другое  дело.  Ты  прямодушна  и
бесхитростна, тебе чужд политический расчет. Ты была так мила со мной, так
нежна, так предана мне, ты так меня любишь... Но все это  уже  в  прошлом;
над нашей любовью с самого начала довлел рок. Быть тебе королевой  Италии,
родная, желаю тебе  счастья,  много-много  детей,  и  пусть  императорская
корона утешит твою скорбь. Ну, а я... Да что и говорить! Кроме  тебя  есть
еще много хорошеньких женщин, на  одной  тебе  для  меня  свет  клином  не
сошелся, хотя ты нравилась мне больше всех других..."
     Вот такой неуклюжей, сочиненной экспромтом эпитафией Филипп  удостоил
свою уходящую любовь.  Надо  полагать,  что  некоторые  ее  недостатки,  в
частности неровность стиля, с лихвой компенсировали его слезы, которые  он
то и дело смахивал с ресниц, когда писал в ответ Норе коротенькое письмо.
     Памятуя о просьбе герцога, Филипп вызвал одного из секретарей и велел
ему под руководством падре Антонио составить  текст  распоряжения  на  имя

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.